Безопасность Осуждены законно, наказание назначено справедливое

Осуждены законно, наказание назначено справедливое

14

                                           УЛЬЯНОВСКИЙ
ОБЛАСТНОЙ СУД

 

 Судья: Максимов
С.В.

                    
Дело №22-1847/2023

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ  
ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г.Ульяновск                                                                                  11 октября 2023 года

 

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного
суда в составе:

председательствующего Малышева Д.В.,  

судей Басырова Н.Н., Копилова А.А.,  

с участием прокурора Романовой Я.А.,  

осужденных Юркаева А.В., Ализгарова Р.В.,  Фахертдинова Н.Д., Алиева А.А., Сайманова
А.Ю.,

адвокатов Мокровского А.В., Иванова Д.В., Носова
А.Н., Кадыровой Л.М., Некрасовой Н.И., Смеречинской Е.Г.,      

при секретаре 
Коваленко Е.В., ,          
                   

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы
уголовного дела по  апелляционному
представлению государственного обвинителя в лице
помощник прокурора Ленинского района г. Ульяновска
Дозоров
а А.С.,
апелляционным жалобам осужденных Юркаева А.В., Ализгарова Р.В.,  Фахертдинова Н.Д., Алиева А.А., Сайманова
А.Ю., адвокатов Мокровского А.В., Иванова Д.В., Носова А.Н., Некрасовой Н.И.,
Троицкого  Д.С., Смеречинской Е.Г.  на приговор Ленинского районного суда  г.
Ульяновска
от 27 апреля 2023 года
, которым

 

ЮРКАЕВ Александр Валерьевич,

*** не судимый,

 

осужден

— по
п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ к наказанию в виде лишения
свободы на срок 3 года 3 месяца со штрафом в размере
800 000 руб.,

— по ч. 2
ст. 187 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок
3 года 1 месяц со штрафом в размере 750 000 руб.,

— по
п. «б» ч. 4 ст. 1741 УК РФ к наказанию в виде лишения
свободы на срок 3 года 2 месяца со штрафом в размере
850 000 руб.

На основании
ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного
сложения наказаний окончательно назначено Юркаеву А.В. наказание в виде лишения
свободы на срок 3 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной
колонии общего режима со штрафом в размере 2 000 000 руб.

Постановлено:

— наказание в виде
штрафа исполнять самостоятельно;

— меру пресечения
Юркаеву А.В. в виде
заключения под стражу оставить без изменения, до вступления приговора в
законную силу содержать его в
ФКУ
СИЗО-*** УФСИН России по Ульяновской области;

— срок наказания
исчислять со дня вступления приговора в законную силу,

— в соответствии с
п. «б» ч. 31 ст. 72 УК РФ в окончательное наказание
зачесть время содержания Юркаева А.В. под стражей в период с
8 июля 2022 г. до дня вступления приговора в законную силу из
расчёта один день содержания под стражей за полтора дня отбывания наказания в
исправительной колонии общего режима.

 

АЛИЗГАРОВ Рустам Вафикович,

*** не судимый,

 

осужден

— по
п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ к наказанию в виде лишения
свободы на срок 3 года со штрафом в размере 750 000 руб.,

— по ч. 2
ст. 187 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок
2 года 11 месяцев со штрафом в размере 700 000 руб.

На основании
ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного
сложения наказаний окончательно назначено Ализгарову Р.В. наказание в виде
лишения свободы на срок 3 года 1 месяц со штрафом в размере
1 200 000 руб.

Постановлено:

— наказание в виде
штрафа исполнять самостоятельно;

— на основании ст. 73
УК РФ назначенное Ализгарову Р.В. наказание в виде лишения свободы считать
условным с испытательным сроком 3 года;

— возложить на
Ализгарова Р.В. обязанности не менять постоянное место жительства без
уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего
контроль за поведением условно осужденного, проходить в нём регистрацию в дни,
определенные данным органом;

— меру пресечения
Ализгарову Р.В. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления
приговора в законную силу оставить без изменения;

— в соответствии со
ст. 72 УК РФ в окончательное наказание зачесть время содержания Ализгарова
Р.В. под стражей в период с 8 июля 2022 г. по 16 января
2023 г. включительно.

 

ФАХЕРТДИНОВ Наиль Джавдятович, 22.04.1992 ***
не судимый,

 

осужден:

— по
п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ к наказанию в виде лишения
свободы на срок 2 года 11 месяцев со штрафом в размере
550 000 руб.,

— по ч. 2
ст. 187 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 9
месяцев со штрафом в размере 400 000 руб.

На основании
ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного
сложения наказаний окончательно назначено Фахертдинову Н.Д. наказание в виде
лишения свободы на срок 3 года со штрафом в размере 800 000 руб.

Постановлено:

— наказание в виде
штрафа исполнять самостоятельно;

— на основании
ст. 73 УК РФ назначенное Фахертдинову Н.Д. наказание в виде лишения
свободы считать условным с испытательным сроком 3 года;

— возложить на
Фахертдинова Н.Д. обязанности не менять постоянное место жительства без
уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего
контроль за поведением условно осужденного, проходить в нём регистрацию в дни,
определенные данным органом;

— меру пресечения Фахертдинову
Н.Д. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления приговора
в законную силу оставить без изменения.

 

АЛИЕВ Али Аликрам оглы,

09.06.1992 года рождения, уроженец
г. Ульяновска, гражданин РФ,!% не судимый,

 

осужден:

— по
п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ к наказанию в виде лишения
свободы на срок 2 года 9 месяцев со штрафом в размере
300 000 руб.,

— по ч. 2
ст. 187 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 2 года 8
месяцев со штрафом в размере 200 000 руб.

На основании
ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного
сложения наказаний окончательно назначено Алиеву А.А. наказание в виде лишения
свободы на срок 2 года 10 месяцев со штрафом в размере
400 000 руб.

Постановлено:

— наказание в виде
штрафа исполнять самостоятельно;

— на основании
ст. 73 УК РФ назначенное Алиеву А.А. наказание в виде лишения свободы
считать условным с испытательным сроком 3 года;

— возложить на
Алиева А.А. обязанности не менять постоянное место жительства без уведомления
специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за
поведением условно осужденного, проходить в нем регистрацию в дни, определенные
данным органом;

— меру пресечения
Алиеву А.А. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления
приговора в законную силу оставить без изменения.

 

САЙМАНОВ Алексей Юрьевич,

09.09.1994 года рождения, уроженец
г. Ульяновска, гражданин РФ,!% не судимый,

 

осужден:

— по
п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ к наказанию в виде лишения
свободы на срок 2 года 10 месяцев со штрафом в размере
400 000 руб.,

— по ч. 2
ст. 187 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок
2 года 9 месяцев со штрафом в размере 350 000 руб.

На основании
ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного
сложения наказаний окончательно назначено Сайманову А.Ю. наказание в виде
лишения свободы на срок 2 года 11 месяцев со штрафом в размере
600 000 руб.

Постановлено:

— наказание в виде
штрафа исполнять самостоятельно;

— на основании
ст. 73 УК РФ назначенное Сайманову А.Ю. наказание в виде лишения свободы
считать условным с испытательным сроком 3 года;

— возложить на
Сайманова А.Ю. обязанности не менять постоянное место жительства без
уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего
контроль за поведением условно осужденного, проходить в нем регистрацию в дни,
определенные данным органом;

— меру пресечения
Сайманову А.Ю. в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении до вступления
приговора в законную силу оставить без изменения.

 

Кроме того суд постановил:

— конфисковать в доход государства автомобиль
«
BMW X5 xDrive40d», VIN Х4***, 2016 года выпуска, принадлежащий
Юркаеву А.В.;

— в целях обеспечения исполнения приговора в
части оплаты штрафа сохранить арест на денежные средства
Юркаева А. В. в размере 280 000 руб., изъятые в ходе
обыска, проведенного 11 июля 2017 г. по адресу проживания
Юркаева А. В.: г. Ульяновск, ул. Р***, д. 5***
кв. 1***, и на денежные средства Юркаева А. В. в размере
420 000 руб., изъятые в ходе обыска, проведенного
14 июня 2017 г. в офисном помещении на цокольном этаже по
адресу: г. Ульяновск, ул. Р***, д. 4***, и передать их в УФССП
России по Ульяновской области;

— в целях обеспечения исполнения приговора в
части оплаты штрафа сохранить арест на денежные средства
Фахертдинова Н. Д. в размере 820 900 руб., изъятые в ходе
личного обыска Фахертдинова Н. Д., проведенного 24
апреля 2019 г., и передать их в УФССП России по Ульяновской области;

— взыскать с Алиева А.А. в доход федерального
бюджета РФ в возмещение средств, затраченных на оплату труда адвоката, 106 840 рублей;

— взыскать с Сайманова А.Ю. в доход
федерального бюджета РФ в возмещение средств, затраченных на оплату труда
адвоката, 99 440 рублей.

Приговором решен
вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи
Басырова Н.Н., изложившего краткое содержание приговора, существо
апелляционного представления, апелляционных жалоб, возражений, выслушав выступления участвующих лиц, судебная коллегия

 

УСТАНОВИЛА:

 

Юркаев А. В.,
Ализгаров Р. В., Фахертдинов Н. Д., Алиев А. А.,
Сайманов А. Ю. признаны виновным в
осуществлении банковской деятельности (банковских операций) без
регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое
разрешение (лицензия) обязательно, сопряжённое с извлечением дохода в особо
крупном размере, организованной группой; в изготовлении в целях использования
поддельных распоряжений о переводе денежных средств, организованной группой.

Кроме того Юркаев
А.В. признан виновным в совершении финансовых операций и других сделок с
денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им
преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и
распоряжению указанными денежными средствами в особо крупном размере.

Преступления ими
совершены в период времени  и при
обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре. 

В апелляционном
представлении помощник прокурора Ленинского района г. Ульяновска Дозоров А.С.
считает приговор незаконным и необоснованным, поскольку судом были допущены
существенные нарушения  закона, влекущие
его отмену. Полагает, отсутствие надлежащего анализа всех собранных по делу
доказательств лишало суд  при
вынесении  обвинительного приговора  возможности правильно оценить  все обстоятельства,  имеющие значение для решения вопросов,  указанных в ст. 299  УПК РФ, и 
вынести законное, обоснованное и справедливое решение.   Суд ограничился перечислением
обстоятельств,  которые он учитывает при
назначении наказания,  не мотивировав его
размер.  Считает, что суд необоснованно
применил в отношении  Ализгарова,
Фахертдинова, Алиева и Сайманова положение ст. 73 УК РФ в отсутствие к тому
оснований, назначив чрезмерно мягкое наказание.

Более того, приговор  содержит внутреннее противоречие  при даче суждения о назначении
дополнительного наказания в виде штрафа 
(стр.299) Так, в начале суд указывает, что назначает всем лицам
наказание в виде лишения свободы с дополнительным наказанием в виде штрафа в
определенном размере. Затем делает вывод о нецелесообразности назначения
подсудимым  дополнительного наказания в
виде штрафа. 

Кроме того, назначая
окончательное наказание по совокупности преступлений, суд не указал, что
дополнительное наказание в виде штрафа подлежит частичному сложению  на основании ч.4 ст. 69 УК РФ.

Просит приговор отменить
и вынести новый обвинительный приговор с назначением наказания в виде реального
лишения свободы,  с дополнительным
наказанием в виде штрафа.

В апелляционной жалобе
осужденный Юркаев А.В. не соглашается с приговором в виду незаконности,
необоснованности и несправедливости. Не понимает, в чем он признан виновным, и
какие доказательства положены в основу обвинительного приговора. Указывает, что
если он осуществлял незаконную банковскую деятельность, почему в приговоре не
указана организационно-правовая форма этой кредитной организации. Если признан
виновным в осуществлении  незаконных
банковских операций, то почему в приговоре указано, что он якобы извлек преступный
доход от осуществления банковской деятельности.

Из приговора невозможно
понять, что конкретно он делал: создал 
незаконную кредитную организацию или незаконно осуществлял банковские
операции через зарегистрированные организации. 
В судебном заседании не допрошен ни один якобы клиент, который  перечислял денежные средства на «обнал».  Так же не допрошены  клиенты, которые якобы пользовались услугами  якобы его «кредитной организации» или платили
ему вознаграждение за осуществление незаконных банковских операций.

Доказательств получения
4% от каждого перечисления на расчетный счет не имеется. Нет судебных экспертиз
относительно получения вознаграждения в указанном размере, которое
аккумулировалось  на определенном
расчетном счете или хранилось в наличной форме, а затем использовалось им для
или существования преступной группы. Доказательств  того, что вмененные ему фирмы находились под
его контролем не представлено. В суде допрошены лишь 3 директора.

Указывает и о том, что
судом нарушено его право на защиту, поскольку сторона защиты ходатайствовала о
назначении финансово-аналитической экономической экспертизы, просила
запросить  у УФНС  РФ по Ульяновской области  данные о проведении налоговых проверок и их
результатах в отношении организаций, инкриминированных ему как
подконтрольные.       

В приговоре отсутствуют
доказательства того, что он является организатором преступной группы, нет
свидетелей, которые говорили бы об этом. 

Обращая внимание на
результаты ОРМ,  находящиеся на
СД-дисках,  настаивает, что он не
использовал телефонные номера, указанные в протоколе, не вел телефонные
переговоров с лицами, записанными  на
СД-дисках. Голос, представленный на записях, ему не принадлежит.

Ссылается также на
нарушение, связанное с несвоевременным ознакомлением с постановлениями о
назначении судебных экспертиз.

Суд не описал в
приговоре, каким образом соотносится сделка 
по купле-продаже автомашины у ООО «А***» с использованием кредита банка
АО «Р***» и действиями М***  по
купле-продаже овощей у ООО «П***»: какая операция явилась преступной
легализацией денежных средств, какие средства добыты преступным путем. Не
допрошена в суде директор ООО «П***»  С***.

Считает, что суд
незаконно  применил в отношении него  статью 104.1 УК РФ,  так как по ст. 187 УК РФ деятельность ООО «П***»
не входит  в объем обвинения,  статья 172 УК РФ не указана в статье 104.1 УК
РФ.       

Просит приговор отменить,
и вынести в отношении него оправдательный приговор.

В дополнениях к апелляционной жалобе осужденный Юркаев А.В. полагает,
что
приговор
в большей части скопирован из обвинительного заключения с помощью технических
средств и не соответствует требованиям ст. 303 УПК РФ.

Не указание ИНН в экспертных
заключениях позволяет усомниться в законности прове­дения исследований,
поскольку не понятно какими данными пользовался эксперт и при определе­нии
родового признака организации: к какому юридическому лицу относится данный
платеж, какое юридическое лицо ответственно за доход, полученный преступным
путем. Более того, не конкретизированное судебное экспертное заключение ставит
под сомнение квалифика­цию эксперта и его способность делать выводы по
бухгалтерским вопросам.

Суд с непонятной целью исключил
по всем эпизодам, описываемым пред­варительным следствием как незаконная
банковская деятельность (банковские операции) вре­мя совершения преступления,
что в соответствии с действующим законодательством является грубым нарушением закона.

Суд первой инстанции в описании инкриминируемым Юркаеву А.В.
действиям в соответствии со ст. 172 УК РФ ввел неуказанное в постановлении о
при­влечении в качестве обвиняемого третье лицо.

Ему (Юркаеву А.В.) вменяется
совершение преступ­ления по ст. 172 УК РФ во 
временном интервале с декабря 2015 г. по 13 июня 2017 г. Однако в
приговоре указано, что преступные действия, связанные с незаконной банков­ской
деятельностью, совершены в иной период времени. Последний период преступной
деятельности указан не позднее 9.06.2017г., что противоречит периоду преступной
деятельности, указанному в обвинительном заключении до 13.06.2017 г.
Предварительное следствие не описывает, какие непосредственно действия были
совершены после 09.06.2017 г. до 13.06.2017 г.

У ООО «Г***» период преступной
деятель­ности указан с 14.11.2016-17.04.2016, что противоречит представленным
спискам платежных пору­чений, где последнее указано с датой 17.04.2017 г.
Данное противоречие суд не устранил в описательной части приговора и это, по
существу, и в значи­тельной части является копией данных, содержащихся в
обвинительном заключении, с сохра­нением тех же самых стилистических оборотов и
ошибок, допущенных следователем.

Вклю­чение в объем обвинения фирм
с нулевыми доходами, что подтверждается проведенной по уго­ловному делу
судебной бухгалтерской экспертизой №Э***9 от 09.06.2021 г., является действиями
предварительного следствия на безосновательное расширение объема пре­ступления,
путем излишнего включения большого количества юридических лиц, что ухудшает
положение осужденных.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ
суд должен был исключить из объема обвинения фирмы: ООО «И***» ИНН 73***, ООО
«Ж***» ИНН 73***, ООО «З***» ИНН 73***, ООО «Э***» ИНН 73***, ООО «М***» ИНН 73***,
ООО «Э***» ИНН 73***, ООО
«M-И***»
ИНН 73***, ООО «А***» ИНН 73***, ООО «С***» ИНН 73***, ООО «И***» ИНН 73***,
ООО «Ш***» ИНН732***, так как они не имеют дохода от деятельности.

Непонятна отсылка в приговоре
суда к ст. 851 ч. 1 ГК РФ. Согласно закону эта норма регулирует оплату расходов
банка и не указано, каким образом она регулирует банковскую деятельность и
банковские операции.

Не являются допустимыми показания тайных свидетелей под
псевдонимами А*** и С***, поскольку при допросе они не указали на источник
своей осведомленности о противоправной деятельности его (Юркаева А.В.) и других
осужденных. 

В суде необоснованно оглашены
показания свидетелей Д***, Г***, А***, И***, А***, Х***, Ч***. Очная ставка
между Юркаевым А.В. и свидетелей Д***, Г***, А***, И***, А***, Х***, Ч*** на
стадии предварительного следствия не проводилась.

Поскольку в основу обвинительного
приговора
положены
показания этих свидетелей, данные в ходе предварительного следствия, оглашенные
в
нарушение требований
уголовно-процессуального закона, приговор нельзя признать соответствующими
требованиям ст. ст. 7 и 297 УПК РФ.

В приговоре указано о
подтверждении его вины бухгалтерскими судебными экспертизами. Вместе с тем, в
описательной части экспертизы Э***0 находится неустранимое противоречие:
эксперт при ответе на вопросы, касающиеся ООО «И***» ИНН73*** использовал
данные не относящейся к исследуемому материалу сведения о не относимом
доказательстве по делу — ООО «И***» ИНН 73***, что является не до­пустимым на
основании ст. 88 УПК РФ.

В судебных бухгалтерских
экспертизах:

— Э***5 от 27.01.2020 г.
незаконно включены в доход от преступной дея­тельности суммы возвратных займов
от КПК «Д***» ИНН732*** в от­ношении расчетов с ООО «У***» и ООО «С***»;

— Э***4 от 20.01.2020 г. незаконно
включены в доход от преступ­ной деятельности суммы возвратных займов от КПК «Д***»
ИНП73*** в отношении расчетов с ООО «П***», ООО «С***», ООО «П***», ООО »Ф***»,
ООО «Э***»;

— Э***1 от 20.01.2020 г.
незаконно включены в доход от преступной дея­тельности суммы возвратных займов
от КПК «Д***» ИНН73*** в отношении расчетов с ООО «А***»;

— Э***3 от 23.01.2020 г.
незаконно включены в доход от преступной дея­тельности суммы возвратных займов
от КПК «Д***» ИНН73*** в от­ношении расчетов с ООО «Л***» и ООО «Д***»;

— Э***0 от 24.05.2019 г.
незаконно включены в доход от преступной деятель­ности суммы возвратных займов
от КПК «Д***» ИНН73*** в отноше­нии расчетов с ООО «И***».

Таким
образом, общая сумма приходных операций от КПК «Д***» ИНН 73*** незаконно
включенный в общий объем обвинения по 32 организациям по ст. 172 УК РФ составила 44.878.264,69 руб.

В противоречие с вышеуказанным
вступает и бухгалтерская судебная
экспертиза №Э***9 от 09.06.2021 г., которая
содержит   внутренние
противоречия. В основу исследования взяты данные из других судебных экспертиз,
в том числе заключение эксперта №Э***7, которое не исследовалось в судебном
заседании.

На стр. 293 приговора суд
исключает показания свидетеля Л*** М.С., поскольку он является учредителем и
директором ООО «И***» ИНН73***, а в судебном заседании достоверно установлено,
что в преступлении было задействовано одноименное ООО «И***» ИНН73***.

ИНН организации служит
идентификатором, с помощью которого определяется необходимая организация, так
как названия организации могут совпадать.

Однако на стр. 290 приговора суд
уменьшает объем обвинения по ч. 2 ст.
187 УК РФ, указывая список фирм, которые вменяются ему (Юркаеву А.В.) как
подконтрольные ему и от имени которых совершалось изготовление поддельных
платежных поручений. В этом списке без указания ИНН имеется два ООО «И***». В
связи с этим непонятно, какое кон­кретно ООО «И***» суд имел в виду. Данная
неясность приговора нарушает его право на защиту.

На стр. 290 приговора суд при
квалификации его действий указывает, что по эпизоду изготовления подконтрольных
юридических лиц поддельных платежных пору­чений квалифицирует их по ч. 2 ст.
187 УК РФ. В указанном списке организаций, которые про­ходят по объему
обвинения по ч. 2 ст. 187 УК РФ нет ООО «И***» (ни первого, ни второго), ИНН не
указан. Недоумевает, на каком основании суд исключает из объ­ема обвинения
изготовление поддельных платежных поручений от имени одного ООО «И***» без
указания ИНН. Противоречивость приговора не позволяет установить, каким образом
возможно исключить из объема обвинения то, чего там нет.

Также недоумевает, каким образом
суд исключил из объема обвинения по ч. 2 ст. 187 УК РФ фирмы ООО «А***», ООО «С***»,
ООО «Э***», ООО «Ф***», ООО «Р***», ООО «Ш***» (стр. 290 приговора), чего
невозможно сделать, поскольку вышеуказанные фирмы не входили в объем обвинения
по ч. 2 ст. 187 УК РФ (стр. 228 приговора).

Отсутствие в уголовном деле
платежных поручений (платежные поручения отсутствуют в томах уголовного дела и
в вещественных до­казательствах) не позволяет суду вынести правосудное решение
по ст. 187 УК РФ, ве­дет к противоречиям и ошибкам в приговоре,

Суд в приговоре допустил
серьезное нарушение закона, неправильно указав диспозицию статьи 187 УК РФ.

На стр. 290 приговора суд
исключил вмененное подсудимым изготовление в целях исполь­зования поддельных
платежных поручений в отношении ряда платежных поручений изготов­ленных от
имени ООО «К***» и ООО «Э***». Свои выводы суд не мотивировал, более того,
согласно материалам уголовного дела, в нем отсутствуют какие-либо платежные по­ручения,
тем более изготовленные от вышеуказанных ООО.

Противоречивость вывода суда
состоит в том, что, исключая из обвинения по ст. 187 УК РФ часть организаций
ООО «А***», ООО «С***», ООО «Э***», ООО «И***», ООО «Ф***», ООО «Р***», ООО «Ш***»,
суд по непонятным причинам оставляет в объеме обвинения ООО
«M-И***» и ООО «А***», хотя, согласно
материалам дела, эти организации в объем обвинения по ст. 172 УК РФ не входят
по причине отсутствия оборота, из которого может быть исчислен какой-либо доход
(заключение бухгалтерской судебной экспертизы №Э***9 от 9.06.2021 г.).

Считает, что фирма, которая не
имеет дохода от незаконной деятельности, не может изготовить поддельные
платежные поручения в целях неправомерного использования, либо если такие
платежные поручения вменяются в вину ему (Юркаеву А.В.) как изготовленные с
целью неправомерного использования, согласно обвинению в ООО «М-И***»
изготовлено 12 платежных поручений, а в ООО «А***» — 2 платежных поручения, то
цель использования не может быть законной, что не соответствует материалам
уголовного дела.

Судебные бухгалтерские экспертизы Э***5 от 20.01.2020 г., Э***4 от 27.01.2020 г., №Э***1 от 20.01.2020, №Э***2 от 20.01.2020, №Э***3 от 23.01.2020 г., Э***1 от 11.10.2019 г., Э***0 от 24.05.2019 г., Э***8 от 18.04.2019 г., Э***9 от 09.06.2021 г. не могут быть положены в
основу приговора по делу, так как содержат противоречивые сведения и
арифметические ошибки и выполнены организа­цией, которая является
заинтересованной в отношении предварительного следствия, что нару­шает ст.8
Федерального закона от 31 мая 2001 г.
N 73-ФЗ "О государственной судебно­экспертной
деятельности в Российской Федерации".

ЭКЦ УМВД России по Ульяновской области
является структурным подразделением УМВД России по Ульяновской области,
подчиненным заместителю начальника полиции по направлению деятельности, а его
сотрудники и следователи следственного управления нахо
дятся в отношениях служебной и процессуальной соподчиненности и взаимосвязи.

В
приговоре не описано
,
каким образом осуществ­лялся вывод денежных средств, поступавших на счета
организации в наличные денежные средства
.

Обращает внимание на то, что в деле нет доку­ментов, подтверждающих наличие
претензий УФНС РФ по Ульяновской области к организаци­ям, которые по мнению
предварительного следствия являются участниками незаконных опера­ций.

Размер незаконного дохода определен на основе
экспертиз (заключение экспертов №Э***8 от 18.04.2019 г., № Э***0 от 24.05.2019
г., № Э***1 от 11.10.2019 г., № Э***5 от 20.01.2020 г., №Э***4 от 27.01.2020
г., № Э***1 от 20.01.2020 г., № Э***2 от 31.01.2020 г., № Э***3 от 23.01.2020
г., № Э***7 от 31.05.2021 г., №3***9 от 09.06.2021 г.) в сумме 32 583 413, 84
руб. (4% от поступивших денежных средств).

Однако вышеуказанные экспертизы, основанные
на расчетах фактически 4% от всех приходов денежных средств на счета компаний,
не могут считаться подтверждением извлечен­ного дохода
.

Следователем безосновательно был эксперту поставлен
вопрос в следующей формулировке: «какую сумму составляет вознаграждение в 4% от
суммы поступивших денеж­ных средств». Не будучи экспертом, следователь включил
в вопрос, поставленный на исследо­вание, часть ответа, что недопустимо
.

По мнению защиты, фактические клиенты «преступной
группы» не были установлены вообще. Следовательно, неясно каким образом
установлен размер денежного вознаграждения.

При подсчете суммы дохода, которая определена как 4% от всех поступлений,
не были учтены расходные операции
.

Согласно материалам уголовного дела 10 июля
2018 года заместителем начальника отдела по расследованию преступлений против
интересов службы в коммерческих и иных орга­низаций СЧ СУ УМВД России по
Ульяновской области майором юстиции С*** И.А. были назначены 4 фоноскопических
судебных экспертизы в отношении Юркаева А.В., Фахертдинова Н.Д., Алиева А.А.,
Ализгарова Р.В.

На основании постановлений о назначении
фоноскопических экспертиз, экспертами ООО «Центр экспертизы и оценке «ЕСИН» на
территории г. Нижнего Новгорода были выне­сены 4 заключения: заключение
эксперта № 5***1 от 03.09.2018 года, заключение эксперта № 5***8 от 30.01.2019
года, заключение эксперта № 5***8 от 22.02.2019 года, заключение
эксперта № 5***8 от 20.02.2019
года.

На момент получения образцов для сравнительного
исследования оперативным путем уголовное дело № 11*** уже было возбуждено
13.06.2017 года, а
следовательно, оперативно-розыскные
мероприятия могли
быть осуществлены только по поручению следователя.

Согласно материалам дела, поручения в УЭБиПК УМВД России по Ульяновской области на изьятие образцов голосов оперативным путем у Юркаева А.В., Фахертдинова Н.Д., Алиева А.А., Ализгаро­ва Р.В. направлено не было.

В материалах дела отсутствуют данные о том, каким образом следователем были получены образцы
голосов вышеуказанных лиц.

22.03.2021 года начальником СЧ СУ УМВД России по Ульяновской области М*** Н.А. вынесено постановление о производстве предварительного следствия
следственной группой, куда были включены 5 следователей СЧ СУ УМВД России по Ульяновской области, руководителем следственной группы была назначена
следова
тель Ш*** Ф.Д. Однако, после вынесения
вышеуказанно
го постановления, следователем Ш*** Ф.Д. уголовное дело не было при­нято к своему производству.

Полагает,
что в
ходе предварительного следствия допущено грубое
процессуаль­ное нарушение, в связи с чем все произведенные с 22.03.2021 года
процессуальные действия по уголовному делу, в том числе и составление
обвинительного за­ключения, совершены не имеющим на то полномочий лицом
.

Суд первой инстанции не мотивировал и не указал
основания, по которым он пришел к выводу, что осужденные составляли
организованную преступную группу
.

Приговор, в большей части касающийся
описания признаков ОПГ
, полагает,  скопирован из обвинительного заключения с помо­щью
технических средств, в связи с чем его нельзя признать соответствующим
требованиям ст.
303 УПК РФ. Непонятно, каким образом
регистрационные дела организаций могут быть до­казательством осуществления
незаконной банковской деятельности, думается, что суд первой инстанции
, копируя обвинительное заключение, не обратил внимание на тот факт, что ранее об­винение было более
объемное и включало в себя еще обвинение по ст. 173.1 УК РФ и регистрационные
дела организаций являлись доказательством незаконного образования юридических
лиц. В случае, если суд в приговоре оставил как доказательства регистрационные
и учетные дела организаций, то он должен был указать в какой конкретно ча­сти
эти сведения относятся к составу преступления по ст. 172 УК РФ, ст. 187 УК РФ.

Согласно приговору его виновность в незаконной банковской деятельности и неправомерном обороте
средств платежей под­тверждается также
протоколом осмотра предметов и
документов
oт 20.06.2017 г., согласно которому осмотрены предметы и
докуметы
, изъятые 14.06.2017 г. в ходе обыска в офисном
помещении № 513
, расположенном по адресу: г.
Ульяновск, ул.
П***, д. 5*** (торговый центр «Н***»).  

Данный протокол, по мнению автора жалобы, является незаконным,
поскольку  составлен с нарушени­ями УПК
РФ, а именно: осмотрен в отсутствии понятых в нарушение ст. 170 УПК РФ, а также
без использования технических средств фиксации хода и результатов следственного
дей­ствия (ч. 1.1 ст. 170 УПК РФ).

Из материалов уголовного дела следует,
что следствием не были установлены ли­ца, причастные к совершению преступления
и, вопреки ч. 1 ст. 154 УПК РФ, следствием выде­ляются новые уголовные дела в
отношении неустановленных лиц в со­вершении преступлений, предусмотренных ч. 1
ст. 172 УК РФ. При этом законных оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 154 УК РФ,
для выделения из уголовного дела и возбуждения уголовных дел, полагает, не
было, а именно не был соблюден заместителем начальника отдела СЧ СУ УМВД России
по Ульянов­ской области майором юстиции С*** И.А. порядок вынесения
постановления о выделении уголовного дела.

Доказательствами обвинения его
(Юркаева А.В.) являются протоколы осмотра зданий и помещений, из которых якобы
следует, что используемые в неза­конной деятельности организации не
располагались по своим юридическим адресам, где они арендовали офисные
помещения. Однако, к моменту составления протоколов, все организации были
исключены из ЕГРЮЛ и потому объективно не могли нахо­диться на осматриваемых
адресах. Вышеуказанные протоколы осмотра места происшествия в своей
совокупности с данными ЕГРЮЛ не могут доказывать его виновность.

Указывает о недопустимости
протоколов осмотра предметов, в связи с их осмотром в отсутствии понятых, т. е.
в нарушение ст. 170 УПК РФ, а также без использования технических средств фиксации
хода и результатов следственного дей­ствия (ч. 1.1 ст. 170 УПК РФ).

Полагает,
диски передавались в следственные органы с нарушением ФЗ «Об ОРД» в отсутствии
какой-либо упаковки, конверта, без печатей органа, производящего ОРМ, без под­писей,
без иных средств «защиты». Осмотр дисков, согласно протоколу, прово­дился не
один день и отсутствует какая-либо информация, каким способом после завершения
осмотра упаковывались данные диски, а при возобновлении осмотра откуда
изымались.

Диски не были предоставлены для
обозрения обвиняемым, в их присут­ствии диски не прослушивались, то есть не
устанавливалось, между кем велись разговоры. 
Также указанные диски не были проверены на наличие подмены, а также
внесения изменений.

В приговоре не описано, каким образом
соотносится сделка по купле-продаже автомашины у ООО «А***» с использованием
кредита банка АО «Р***» и действиями М*** по купли-продажи овощей у ООО «П***»:
какая операция явилась преступной легализацией денежных средств, какие средства
добыты преступным пу­тем. Более того, указан оборот между ООО «П***» и АО «Т***»
на общую сумму 56.451.599,05 рублей, по непонятным причинам не указано почему
только 12.525.159,23 руб­лей якобы отмыты Юркаевым А.В., какие конкретно
платежные поручения являлись средства­ми, добытыми преступным путем, а какие
таковыми не являются. Также не понятно, почему из оборота взаимоотношений между
ООО «П***» и АО «Т***» взята сумма в вышеуказанном размере 56.451.599,05 рублей
— в материалах дела нет никаких первичных документов по взаимоотношениям этих
юридических лиц, более того из описанных фактов, возможно сде­лать вывод, что
этот оборот был значительно больше чем сумма, указанная в обвинении.

Согласно приговору «М***
осуществлял за Юрка­ева А.В. ежемесячные лизинговые платежи. Взамен он (Юркаев
А.В.) пообещал совершать для ООО «А***» ежемесячную закупку овощей и фруктов в
АО «Т***» на суммы, равные размерам лизинговых платежей».

Суд допустил неустранимое
противоречие, указав в приговоре, что ежемесячная закупка овощей будет
осуществляться только для ООО «А***». Тогда непонятно, каким образом он (Юркаев
А.В.) расплачивался за платежи в лизинговую компанию за автомобиль Порше перед
ИП М***, ведь согласно приговору, договоренность между этим предпри­нимателем и
им не существовала.

ООО «П***» ИНН73*** вменяется ему
(Юркаеву А.В.) как организация, с которой был получен доход от незаконной
банковской деятельности (банковских операций), поэтому в приговоре суду
необходимо было объяснить: каким образом и на каких доказательствах был сделан
вывод о наличии в его действиях  состава
пре­ступления по ст. 174.1 УК РФ, если в описываемых судом событиях не
совпадают сроки совер­шения данных деяний. Причем в описании действий М*** по
покупке автомобилей в ли­зинговой компании эти сроки значительно превышают
основной срок совершения противо­правных деяний им (Юркаевым А.В.).

Вышеуказанные противоречия
возможно было устранить при допросе в судебном засе­дании М***, но сторона
обвинения не обеспечила его явку в суд первой инстанции. Суд, приняв решение об
оглашении показаний М***, не предпринял всех мер по установлению его
нахождения.

По мнению осужденного, невозможно сопоставить
показания М***, оглашенные в судебном заседании, и определение Арбитражного
суда Ульяновской области от 09.12.2021 г. о законности приобретения автомобиля
Порше Л*** О.М. без посредничества его (Юркаева А.В.) за свои собственные деньги
и для своего пользования.

Без допроса свидетеля М*** и П***
невозможно оценить достоверность до­казательств приобретения автомобиля БМВ Х5
П*** В.В. у ООО «А***», и последующую сдачу на комиссию вышеуказанного
автомобиля в ООО «А***».

Без вышеуказанной информации
выводы суда о притворности сделок по купли- продажи автомобилей являются
домыслом, и не могут быть положены в основу приговора.

В материалах уголовного дела не имеется первичной документации
по сделкам между АО «Т***» и ООО «П***».

Суд в нарушение закона лишь
скопировал обвинительное заключение, 
выступив па стороне обвинения, чем нарушил право на защиту и
состязательность судо­производства.

Указывает и о том, что вопрос о
конфискации транспортного средства предметом обсуждения в ходе судебного
разбирательства отдельно не являлся, а в самом приговоре должного обоснования
решения об этом и мотивы его принятия, не приведены.

Просит приговор отменить и
вынести оправдательный приговор за отсутствием в его действиях составов
преступлений.

В апелляционной жалобе
адвокат Мокровский А.В. в защиту интересов осужденного Юркаева А.В. считает
приговор незаконным и необоснованным. Полагает описание вмененного Юркаеву А.В.
преступления не соответствует требованиям ст. 73, ст. 307 УПК РФ. Обращает
внимание на то, что статья 172 УК РФ относится к бланкетным нормам. В нарушение
ст. 307 УПК суд не привел ни одного факта, подтверждающего событие
преступления, предусмотренного ст.172 УК РФ, и отсутствует ссылка на
законодательный акт, устанавливающий ответственность за совершение так
называемого «транзита».

Статья 187 УК РФ также
относится к бланкетным нормам, однако в приговоре при описании инкриминируемого
Юркаеву А.В. преступления отсутствуют юридически значимые сведения, относящиеся
к объективной стороне инкриминируемого деяния. Нормы Закона РФ «О банках и
банковской деятельности», которые по выводам суда были нарушены подзащитным,
подлежали изложению в бланкетной норме, в том объеме и той редакции, в которых
они охватывались  инкриминируемыми
Юркаеву А.В. действиями. Из определения, данном в ч.19 ст.3 Закона №161-ФЗ, не
следует, что  распоряжения клиента  являются электронными средствами
платежа. 

Приводит доводы
относительно платежного поручения, которые являются предметом преступления по
ст. 187 УК,  аналогичные доводам,  изложенным в апелляционной жалобе адвоката
Носова А.Н. Считает непонятными ссылку суда на указанные в протоколе осмотра от
20.06.2017 платежные поручения. Указанные платежные поручения вещественными
доказательствами не признавались, они не содержат отметок банка о проводке, не
являются оригинальными, имеются всего в количестве 19 штук из описанных судом
136 штук.

В приговоре не указано
время совершения преступления по ч.2 ст. 187 УК РФ, а указана лишь дата его
начала.

В противоречие входит и
перечень банковских операций, вменяемых Юркаеву А.В.  Неясность приговора не позволила в должной
мере Юркаеву А.В. защищаться.

В приговоре отсутствует
описание конкретных  банковских операций,
осуществленных осужденными, с указанием, в частности, времени, места, способа
их совершения, а также размера каждой банковской операции.

Несмотря на то, что  Юркаев А.В. признан виновным в
совершении  незаконной банковской
деятельности, в приговоре указано, что он получал доход от конвертации  полученных от клиентов денежных средств в
безналичной форме в наличную, что не является банковской операцией.

В приговоре суд допустил
нарушение закона, неверно указав диспозицию 
статьи 187 УК РФ, так в приговоре указано, что Юркаев А.В.  совершил «изготовление в целях использования
поддельных распоряжений о переводе денежных средств», хотя в Уголовном кодексе
РФ статья 187 звучит по иному: «неправомерный оборот  средств платежей, то есть изготовление
поддельных распоряжений о переводе денежных средств, документов или средств
оплаты,  предназначенных для
неправомерного осуществления перевода денежных средств». Искажение сути  описания преступного деяния привело к тому,
что  в суде не установлена цель перевода
денежных средств, является ли она неправомерной или какой иной.

В нарушение постановления
Пленума Верховного суда РФ от 7 июля 2015 года №32 следствие не представило
доказательств  о преступном
характере  приобретения имущества  Юркаевым А.В., владению, пользованию  или распоряжению которым  виновный стремится придать  правомерный вид. Не указано, какие
конкретно  платежные поручения являлись
средствами, добытыми преступным путем, а какие таковыми не являются.

В приговоре суд ссылается
на экспертизы, которые  не могут быть
признаны как надлежащие доказательства. В соответствии с требованиями ст. 70
УПК РФ эксперт не может принимать участие в производстве по уголовному делу,
если он находился или находится  в
служебной или иной  зависимости от сторон
или их представителей. ЭКЦ УМВД  России
по Ульяновской области  является
структурным подразделением УМВД, а его сотрудники и следователи  следственного управления находятся  в отношениях служебной  и процессуальной соподчиненности. Не могут
они участвовать и в качестве негосударственных 
экспертов по уголовным делам.

Следователь обязан
своевременно  ознакомить подозреваемого
(обвиняемого), его защитника с постановлением о назначении экспертизы,
предоставив время заявить и обосновать ходатайство. Пятимесячный срок, который
прошел с момента допроса Юркаева А.В. в качестве подозреваемого и предъявление
ему постановления о назначении экспертиз, не может рассматриваться как
своевременный, а является препятствием к реализации права подзащитного на
защиту и не может быть компенсирована судебным следствием.   Нарушив требования ч.3 ст. 195, ст. 198 УПК
РФ следователь тем самым отстранил сторону защиты от участия в производстве
судебных экспертиз. По данному делу следователь 
ознакомил Юркаева А.В. и его защитника с постановлением о назначении
экспертизы одновременно с самим заключением, нарушая их право на заявление
отвода эксперту, постановку дополнительных вопросов и иные права. В протоколах
ознакомления стороной защиты были заявлены ходатайства, которые в нарушение УПК  были оставлены без ответа.

Ссылается на то, что
постановлением от 16.05.2019 года начальник следственного органа  изъял данное уголовное дело  у следователя К*** и передал следователю  С*** без указания причины.  

Обращает внимание на то,
что  экспертиза  Э***0 проводилась двумя экспертами  З*** и Т***, однако подпись в экспертизе
только З***. Судебная экспертиза Э***1 проводилась экспертами  О*** и Т***, но подписана лишь  О***.

В приговоре нет конкретно
описываемой  схемы так называемого
«обналичивания». Все перечисления осуществляются в безналичной форме. Также в
приговоре нет  никаких переводов фирмам
от фирм, которые проходят по обвинению 
как транзитные и как «обнальные». Денежные средства на счета ИП, на
корпоративные карты или физических лиц не переводились. Не указаны ИНН многих
фирм.

Полагает, что общественно
опасный вред мог быть причинен только фирмам, со счетов которых перечислялись
денежные средства  на счета ИП и физических
лиц. Однако ни одного потерпевшего  в
суде допрошено не было.

По статье 172  УК РФ Юркаеву А.В. вменяется незаконный
доход  от банковских операций,  полученных от 32 юридических лиц. В судебном
заседании допрошено только 3 директора фирм по данному обвинению.  Однако суд сослался в приговоре в
подтверждение своих выводов на доказательства извлеченного дохода от всех
32  юридических лиц.  

Просит приговор отменить,
а Юркаева А.В. – оправдать полностью.

В апелляционной
жалобе  адвокат Иванов Д.В. в защиту
интересов Юркаева А.В. не соглашается с приговором, указывая о существенных
нарушениях норм материального и процессуального права.  Полагает, что установленный судом размер
извлеченного дохода в 32 583 413 руб. 84 коп. по ст. 172 УК РФ не
подтвержден. Проведенные экспертами расчеты не могут считаться  подтверждением извлеченного дохода. По ст.
187 УК РФ  выводы суда противоречат  нормам материального права.

Судом необоснованно
отвергнут довод  о том, что
неправомерный  оборот средств платежей
служит способом  совершения преступления,
предусмотренного  ст. 172 УК РФ. Для
решения вопроса  о наличии в
действиях  осужденного состава
преступления, предусмотренного  ст. 174.1
УК РФ необходимо установить   цель
придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению  денежными средствами.  Считает, в приговоре суд не установил, что
действия подзащитного имели указанную цель.

В дополнениях к
апелляционной жалобе адвокат Иванов Д.В. обращает внимание  на то, что  приговор копирует обвинительное заключение,
что явилось основанием к отмене прежнего приговора апелляционной инстанцией.
При этом приводит имеющиеся совпадения в сравнительной таблице. 

Оспаривая
выводы суда, приводя свой анализ, указывает, что большая часть
компаний-контрагентов осуществляла финансово-хозяйственную деятельность,
назначения платежей соответствуют видам деятельности компаний, они сдавали
отчетность в ФНС, претензий со стороны налоговых органов не зафиксировано.
Таким образом, данные компании платежами оплачивали товары и услуги, которые
далее приходовались в соответствии с действующими нормами бухгалтерского и
налогового учета, использовались в дальнейшей деятельности. Данный вывод
никакими фактическими данными со стороны следствия не опровергался, экспертиз
по данному вопросу не проводилось. Более того, в материалах дела отсутствуют и
в судебном заседании не исследовались данные о движении денежных средств по
счетам физических лиц, снятии наличных. Не имеется в деле и результатов
расследований, проведенных Росфинмониторингом, схем движения денежных средств.
Допрошенный в суде представитель Росфинмониторинга не смог предоставить никакой
фактической информации, сообщив лишь, что платежи были похожи на паутину, и
запутывали контролирующие органы.

Ни в
период следствия, ни в период судебного разбирательства не допрошен ни один из
руководителей компаний, которых обвинение считает «клиентами» или «заказчиками»
незаконных банковских услуг. Не проанализирован и не определен экспертным путем
дальнейший путь движения денежных средств от безналичных средств «заказчика» к
наличным, отсутствует закрепление следственным путем утверждения о том, что
комиссия за обналичивание составляла 4%. Среди перечисленных в приговоре
свидетелей (даже «тайных») нет никого, кто бы мог назвать хотя бы одного «клиента»,
юридическое или физическое лицо, в чьих интересах осуществлялись банковские
операции. Без проведения платежей оказание банковских услуг, вменяемых в
качестве преступных действий Юркаеву, невозможно.
В деле нет подтверждения того, что средства, находившиеся на счетах
юридических лиц, принадлежали именно Юркаеву А.В.

Вывод суда о признании
фоноскопических экспертиз надлежащими доказательствами сторона защиты находит
необоснованным и не основанным на материалах дела.

Что
касается осуждения подзащитного по ч.2 ст. 187 УК РФ, указывает, что платежные
поручения для перечисления денежных средств Юркаевым А.В. не изготавливались, о
чем свидетельствует то, что никаких следов установки и работы с программным
обеспечением «банк-клиент» на какой-либо технике, принадлежащей Юркаеву, не
обнаружено.
Наличие у Юркаева отдельного, самостоятельного умысла на
совершение преступления, предусмотренного ст. 187 УК РФ, а также
самостоятельной цели совершения данного преступления судом, а также
предварительным следствием не установлены.

Не соглашается с
тем, что суд принял решение об оглашении показаний свидетелей Г*** Э.Ф., А*** А.В., Д*** Д.А.,
И*** Ш.М., А*** Э.Ф., М***
А.М., нарушив, по мнению защиты, требования ст. 281 УПК РФ. Рапорта судебных
приставов о том, что им не удалось осуществить привод, не могут служить
доказательством принятия исчерпывающих мер, поскольку не содержат сведений даже
о выбытии свидетелей из места проживания или длительного отсутствия в месте проживания.

Полагает,
судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о запросе в ФНС
сведений о наличии результатов проверок в отношении юридических лиц, являвшихся
контрагентами, а также «подконтрольными», по версии следствия, членам
преступной группы.

В
части признания виновным Юркаева А.В. по п. «б» ч.4 ст. 174.1 УК РФ обращает
внимание, что автомобили принадлежали лизингодателю, право собственности к
Юркаеву А.В. на указанные автомобили не переходило до заключения договора
купли-продажи, то есть, даже при условии, что Юркаев А.В.  пользовался автомобилями, лизинговые платежи
не являлись платежами за автомобиль, все права аренды принадлежали ООО «А***»,
а право собственности первоначально было у лизингодателя, а затем у ООО «А***».

Указывает
и о том, что вопрос о конфискации автомобиля не обсуждался сторонами, сторона
обвинения не заявляла об этом, вопрос принадлежности автомобиля в момент
конфискации не изучался в судебном заседании, равно как и вопрос наличия прав
третьих лиц на данный автомобиль.

Судом не приведены мотивы необходимости назначения дополнительного наказания
применительно к каждому из трех преступлений, за которые Юркаев А.В.  осужден.
Просит приговор
отменить.  

В апелляционной жалобе
осужденный Ализгаров Р.В. приводит доводы аналогичные доводам апелляционных
жалоб Алиева А.А. и Фахертдинова Н.Д.  о
незаконности приговора, отсутствии доказательств его вины, несправедливости
наказания, назначенного без применения положений ст. 64 УК РФ. Смягчающие обстоятельства
и положительные сведения о его личности, также, считает, судом  учтены формально. Просит приговор отменить,
вынести в отношении него оправдательный приговор.

В дополнительной
апелляционной жалобе осужденный Ализгаров Р.В. настаивает на том, что в суд не представлено ни одного доказательства
того, что он привлек к незакон­ной банковской деятельности хотя бы одного
человека или осуществлял незаконную банковскую деятельность. Свидетели С***, Л***,
Ж***, Ш***, допрошенные в суде, его не знали и он дел никаких с ними не имел.
Оглашен­ные в суде показания свидетелей Г***, А***, Д***, Х***, А*** также не
под­твердили привлечение их им (осужденным) к деятельности ОПГ, в целях
использования при осуществлении незаконной банковской деятельности за денежное
вознаграждение. Тайные свидетели А*** и С*** не указали на конкретных лиц,
привлеченных к деятельности ОПГ, не указав ни од­ного «клиента» ОПГ. Их
показания не конкретные.

Ссылка
суда в приговоре на наличие поручения следователя органу до­знания о получении
образцов речи и голоса подсудимых, и постановление органа дознания о
предоставлении следователю соответствующих результатов не могут быть положены в
основу его обвинения, поскольку  не имеют
к нему  отношения. В связи с этим
протокол осмотра, согласно которому прослушаны звуковые файлы телефонных
переговоров, полученных по результатам ОРМ, в отношении него является домыслом
работника органа дознания, который производил осмотр зву­ковых файлов. Также
является недопустимым доказательством фоноскопическая судебная экс­пертиза в
отношении него, поскольку  не известен
источник предоставления образца речи и голоса на данную экспертизу.

В
соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ образцы голосов у
обви­няемых, полученные оперативными сотрудниками в ходе опросов с
использованием аудиозапи­сывающей аппаратуры без разъяснения им процессуальных
прав и в отсутствие защитников не могут использоваться при проведении
судебно-криминалистической экспертизы.

Предоставление
эксперту для сравнительного исследования образцов, полученных из неизвестных
источников либо в резуль­тате не предусмотренных УПК действий, является грубым
нарушением норм УПК, не соответ­ствует целям и принципам проведения экспертизы
и результаты ее не могут быть использованы в процессе доказывания по уголовному
делу.

Судом
не учтено, что совершение преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ,
является невозможным без использования средств платежей, который в любом случае
будет являться незаконным, ввиду чего вмене­ние состава ст. 187 УК РФ нарушает
конституционный принцип недопустимости повторного осуждения за одно и то же
преступление.

Приговор
в большей части, касающейся описания признаков ОПГ и со­вершения банковских
операций, был скопирован из обвинительного заключения с помощью технических
средств, в связи с чем его нельзя признать соответствующим требованиям ст. 303
УПК РФ.

Судом
не приведены мотивы необходимости назначения дополнительного наказания
применительно к каждому из преступлений, за которые он был осужден.

Также
суд первой инстанции неправильно применил ст. 72 УК РФ, засчитав ему содержание
под стражей один день к одному в период с 08.07.2022 по 16.01.2023, хотя в
соответствии со ст. 72 УК РФ должен был произвести соответствующий перерасчет.

Просит
приговор отменить, а его оправдать полностью.

В апелляционной жалобе
адвокат Носов А.Н. в защиту интересов осужденного  Ализгарова Р.В. считает приговор незаконным и
необоснованным. По его мнению,  судом не
соблюдены требования закона, поскольку изложенное в приговоре описание
вмененного подзащитному преступления не соответствует требованиям ст.ст. 73,
307 УПК РФ.

Поскольку ст. 172 УК
РФ  относится к бланкетным нормам, при
описании преступного деяния требуется обязательная ссылка на нормативные акты,
которые приводит в апелляционной жалобе. Приговор содержит ссылки на описание
якобы преступного деяния – «транзит денежных средств по поручению клиента и
транзит денежных средств между организациями, контролируемыми ОПГ». Цель
вышеуказанных действий определена как попытка придать легитимность незаконным
банковским операциям. В нарушение ст. 307 УПК суд не приводит ни одного факта,
подтверждающего событие вышеуказанного преступления, и отсутствует ссылка на
законодательный акт, устанавливающий ответственность за совершение так
называемого «транзита».

Статья 187 УК РФ также
относится к бланкетным нормам. Однако в приговоре при описании
инкриминируемого  преступления
отсутствуют юридически  значимые
сведения, относящиеся к объективной стороне инкриминируемого деяния и
являющиеся обязательными в соответствии с УПК РФ.  В описании обвинения не приведены ссылки на
нормативный акт соответствующей отрасли права, которая регулирует данные
правоотношения. С целью мотивирования приговора, и прямого указания на нормы
закона «О банках и банковской деятельности», которые по версии суда были
нарушены,  подлежали изложению  в бланкетной норме и в том объеме и той
редакции, в  которых  они охватывались  инкриминируемыми действиями.  

Для признания лица
виновным в совершении  преступления,
предметом которого является платежное поручение, следует установить  принадлежность данного  платежного поручения, к платежному поручению,
находящемуся в обороте и являющемуся поддельным, а поскольку  для определения вида, названия и
предназначения для  неправомерного  осуществления 
приема, выдачи, перевода денежных средств, происхождения и способа
изготовления требуются специальные 
познания, то суд должен располагать соответствующим заключением
эксперта. Однако,  по данному делу
следствие не представило в суд ни одного платежного поручения, которое является
предметом преступления по ст. 187 УК РФ. Отсутствие платежных поручений не
позволяет в суде  сделать вывод о
поддельности данных платежных документов.

В приговоре не
указано  время совершения преступления по
ч.2 ст. 187 УК РФ, указана лишь дата начала преступления, чем нарушены
требования ст. 307 УПК РФ. Изложенная далее позиция суда не соответствует
выводам самого же приговора и противоречива. Так, указанное время совершения
преступления – период с декабря 2015 года по 13.06.2017 – входит  в противоречие с нижеизложенными
фактами:  последнее якобы поддельное  платежное поручения было изготовлено
09.06.2017. Просит приговор отменить, а Ализгарова  Р.В. оправдать.   

В апелляционной жалобе
осужденный Фахретдинов Н.Д. высказывает 
несогласие с приговором в связи с его незаконностью, необоснованностью и
несправедливостью. Настаивает на недоказанности его вины. Указывает, что никого
из фигурантов он не знал, не был ни директором фирм, ни получателем денежных
средств. Полагает, наказание назначено также излишне суровое. Вопросы
назначения наказания судом должным образом не мотивированы. Смягчающие
обстоятельства учтены формально. Не сделан вывод  об отсутствии оснований для назначения  более мягкого наказания с применением
положений ст. 64 УК РФ. Полагает, что совокупность смягчающих обстоятельств,
положительные сведения о его личности давали суду все основания для назначения
наказания ниже низшего предела, установленного санкциями ч.2 ст. 172, ч.2 ст.
187 УК РФ. Просит приговор отменить, вынести в отношении него оправдательный
приговор.

В дополнениях в
апелляционной жалобе осужденный Фахертдинов Н.Д. приводит доводы, аналогичные
доводам апелляционной жалобы Ализгарова Р.В.

В апелляционной жалобе
адвокат Троицкий  Д.С. в интересах
осужденного Фахертдинова Н.Д. считает приговор незаконным и необоснованным.
Ссылаясь на выводы суда о причастности подзащитного к организованной преступной
группе,  приводя признаки данной группы,
описанные судом в приговоре,  полагает,
что выводы суда  ничем не обоснованны и
опровергаются имеющимися в  материалах
дела доказательствами. Все свидетели в суде заявили, что Фахертдинова Н.Д. они
не знают. Тайные свидетели  С*** и А***  заявили о причастности к деятельности  организованной преступной группы некоего Н***
Ф***. В деле отсутствуют доказательства того, что названное лицо и
является  его подзащитным. Тайные
свидетели не привели конкретного факта совершения подзащитным противоправных
действий. Не могут служить доказательством материалы  фоноскопических экспертиз и  протоколов телефонных переговоров.
Формулировки обвинения являются неконкретными. Обращает внимание на то, что
ранее уголовное дело возвращалось прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Полагает,
что суд, вынося приговор, нарушил 
положения ст. 252 УПК РФ, а выводы суда не соответствуют обстоятельствам
дела и исследованным в ходе судебного разбирательства доказательствам.

Просит отменить
обвинительный приговор и вынести в отношении Фахертдинова Н.Д.  оправдательный приговор, в связи с
непричастностью к совершению преступлений.

В апелляционной жалобе
осужденный Алиев А.А.  выражает
несогласие с приговором  в связи с его
незаконностью,  необоснованностью  и несправедливостью. Полагает, в нем
отсутствуют доказательства его виновности. Нет обоснования, нет показания
свидетелей, которые указывали бы  на то,
что он состоял  в организованной
преступной группе. Ни один из допрошенных свидетелей не опознал его. Ссылается
и на неправильное применение норм Общей части уголовного закона   при назначении наказания. В случае
назначения лишения свободы при наличии в санкции альтернативных наказаний, суд
должен указать мотивы, по которым осужденному не может быть назначена иная мера
наказания. Такие мотивы в приговоре не приведены.  Смягчающие обстоятельства  и положительные сведения о его личности суд
учел формально. Суд не указал такое смягчающее обстоятельство как наличие на
его иждивении несовершеннолетнего ребенка, и поэтому необоснованно не
применил  ст. 64 УК РФ, с учетом
совокупности всех смягчающих обстоятельств. Просит приговор отменить, вынести в
отношении него оправдательный приговор.

В
дополнениях к апелляционной жалобе осужденный Алиев А.А. приводит доводы,
аналогичные доводам апелляционной жалобы 
А
лизгарова Р.В.

В апелляционной жалобе
адвокат Некрасова Н.И. в защиту интересов Алиева А.А. просит отменить приговор
и вынести оправдательный приговор в отношении подзащитного, приводя доводы,
аналогичные доводам, изложенным в апелляционной жалобе адвоката Носова А.Н.

В апелляционной жалобе
осужденный Сайманов А.Ю. также не соглашается с приговором, в связи с его
незаконностью, необоснованностью и несправедливостью. Полагает, что в приговоре
суд не указал, каким образом относятся к нему и доказывают его вину все
приведенные доказательства. Нет обоснования, нет  показаний свидетелей, которые указывали бы на
то, что он состоял в организованной преступной группе. Никто из допрошенных
свидетелей его не опознал. Настаивает на своей невиновности. Указывает, что он
являлся директором двух фирм, в которых занимался законным бизнесом. Просит
отменить приговор, а его оправдать.  

В дополнениях к
апелляционной жалобе осужденный Сайманов А.Ю. приводит доводы, аналогичные
доводам апелляционной жалобы  осужденного
Ализгарова Р.В.

В апелляционной жалобе
адвокат Смеречинская Е.Г. в интересах осужденного Сайманова А.Ю. не соглашается
с приговором. Указывает, что в описательно-мотивировочной части приговора суд
должен не просто привести  содержание
доказательств,  но дать им анализ  и указать, какие конкретные обстоятельства,
имеющие значение для дела, подтверждают или опровергают вину подсудимого в
инкриминируемом ему деянии.  Полагает,
судом  не соблюдены требования  закона, поскольку изложенное в приговоре
описание вмененных Сайманову А.Ю. преступлений, не соответствуют требованиям
ст. 73, ст. 307 УПК РФ. Обращает внимание и на то, что нормы ст. ст. 172, 187
УК РФ относятся к бланкетным нормам. По мнению защиты, в деле имеются
неустранимые противоречия. Ссылается на нормы ст. 14 УПК РФ и  ст. 49 Конституции РФ. Просит приговор в
отношении Сайманова А.Ю. отменить  и
постановить оправдательный приговор.  

В
возражениях на апелляционные жалобы осужденных и их защитников, государственный
обвинитель  Дозоров А.С. считает их
доводы несостоя­тельными.

Вопреки
доводам жалоб, обвинительное заключение и постановления о привлечении в
качестве обвиняемых соответствуют требованиям ст. ст. 171 и 220 УПК РФ. В них
отражены все юридически значимые обстоятельства. При описании преступных деяний
имеется ссылка на действующее законодательст­во. Таким образом, каких-либо оснований для возвращения уголовного
дела прокурору в соответствии со ст. 237 УПК РФ судом первой инстанции обосно­ванно
не было усмотрено.

Виновность
Юркаева, Ализгарова, Фахертдинова, Алиева, Сайманова подтверждается
совокупностью исследованных доказательств.

Судебное
разбирательство по делу проведено в строгом соответствии с требованиями
уголовно-­процессуального закона, с соблюдением принципов равноправия и состяза­тельности
сторон и объективности.

Какие-либо
существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу
осужденных, которые могли бы повлиять на выводы суда о доказанности их вины, по
делу отсутствуют.

Доводы
осужденных, в которых они отрицают свою вину и причастность к инкриминируемым
им преступным действиям, о непричастности к организо­ванной группе, об
отсутствии в их действиях состава преступления, полагает, суд верно расценил
как способ защиты. Указанные доводы в полном объёме опровергаются именно со­вокупностью
доказательств по делу.

В
судебном заседании достоверно установлено, что, по­лучив доход в виде денежных
средств от незаконной банковской деятельности, Юркаев А.В., имея цель придания
правомерного вида владению, пользованию и распоряжению такими денежными
средствами, разработал и реализовал схему, по которой ООО «А***» и ИП М*** А.М.,
введенные Юркаевым А.В. в заблуждение относительно его истинных намерений,
заключили договоры лизинга на приобретение автомобилей
BMW и PORSCHE, внесли в полном объеме лизинговые платежи, в
результате чего стали собственниками указанных автомобилей. После этого по
указанию Юркаева А.В. автомобили были переоформлены на третьих лиц. При этом на
протяжении всего времени фактическим пользователем автомобилей являлся Юркаев
А.В., а финансовые операции и сделки, фактически им контролируемые маскировали
связь легализуемых денежных средств с преступным источником их происхождения.

По
мнению прокурора, несвоевременное ознакомление с отдельными постановлениями о
назначении судебной экспертизы не влечет за собой безусловное признание
соответствующих заключений экспер­тов недопустимым доказательством. Существенных
нарушений требований ст. 204 УПК РФ допущено не было, оснований для назначения
повторных судебных экспертиз не имелось.

Судом
при назначении наказания учтены все смягчающие наказание обстоятельства,
известные на момент постановления приговора.

Полагает,
что оснований для отмены или измене­ния приговора по доводам апелляционных
жалоб не имеется.

В судебном заседании
апелляционной инстанции:

— прокурор Романова Я.А.
поддержала апелляционное представление по доводам, изложенным в нем, не
согласившись с апелляционными жалобами осужденных и их защитников;

— осужденные Юркаев А.В.,
Ализгаров Р.В.,  Фахертдинов Н.Д., Алиев
А.А., Сайманов А.Ю., а также защитники – адвокаты Мокровский А.В., Иванов Д.В.,
Носов А.Н., Кадырова Л.М., Некрасова Н.И., Смеречинская Е.Г. поддержали доводы
всех апелляционных жалоб, согласившись с доводами представления лишь в части,
не ухудшающей положение осужденных, настаивали на отмене обвинительного
приговора и необходимости вынесения оправдательного приговора. 

Проверив материалы дела, обсудив
доводы апелляционного представления, апелляционных жалоб, возражений, выслушав
выступления участвующих лиц, судебная коллегия приходит к выводу, что приговор
подлежит изменению.

Выводы суда о виновности
осужденных в совершении преступлений при обстоятельствах, установленных
приговором,
соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и
основаны на доказательствах, полученных в установленном законом порядке,
всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании, и
получивших оценку в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Судом были исследованы и оценены
обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела.
Все исследованные в судебном заседании доказательства в приговоре
проанализированы.

Доводы осужденных о
непричастности к совершению преступлений были предметом тщательной проверки
судом первой инстанции и обоснованно расценены 
как способ защиты, с целью избежать уголовной ответственности. 

Вина осужденных нашла свое
полное подтверждение совокупностью согласованных между собой доказательств,
признанных судом допустимыми и являющихся достаточными для признания осужденных
виновными.

Судом, вопреки доводам жалоб,
обоснованно установлено, что 
Юркаев А. В. в
период с декабря 2015 г. по 13 июня 2017 г., находясь в г.
У***, умышленно, из корыстных побуждений, в целях систематического обогащения
от осуществления незаконной банковской деятельности, заключающейся в совершении
незаконных действий, фактически являющихся банковскими операциями, т. е.
действий, регламентированных ч. 1 ст. 5 Федерального закона РФ от
2 декабря 1990 г. № 395-1 «О банках и банковской
деятельности», а именно: открытие и ведение банковских счетов физических и
юридических лиц (п. 3), осуществление переводов
денежных средств по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов,
по их банковским счетам (п. 4), инкассация денежных средств, векселей,
платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и
юридических лиц (п. 5), а также ст. 4 Федерального закона РФ от
10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном Банке Российской
Федерации (Банке России)», создал и возглавил организованную преступную группу,
в составе которой осуществлял незаконную банковскую деятельность без
специального разрешения в случаях, когда такое разрешение обязательно, в
результате которой совместно с другими участниками ОПГ
Ализгаровым Р. Ф., Фахертдиновым Н. Д.,
Алиевым А. А., Саймановым А. Ю. был извлечен преступный
доход в размере 32 583 413 руб. 84 коп.

Целью
деятельности указанной ОПГ являлось именно извлечение материальной выгоды
(вознаграждения) по разработанной схеме. Так, члены ОПГ подыскивали граждан,
согласных оформить на себя организацию (формальное учредительство), затем
регистрировали в налоговых органах организации на таких подставных физических
лиц. На данные организации открывали расчетные счета в различных банках. Полный
контроль за деятельностью таких юридических лиц, каждое из которых становилось
частью «обнальной» сети, находился у членов ОПГ, включая распоряжение печатью и
возможность дистанционного управления расчетными счетами. В распоряжении членов
ОПГ оказалось несколько десятков юридических лиц, которым создавалась внешняя
видимость деятельности при фактическом отсутствии реальной
финансово-хозяйственной деятельности. Кроме того, члены ОПГ обеспечивали получение
от третьих (физических) лиц (номинальных владельцев) дебетовых банковских карт,
оформленных в разных банках, которые также находились в распоряжении членов
ОПГ.

Юркаев А. В.
подыскивал «клиентов» – представителей различных организаций, желающих перевести
денежные средства, находящиеся на их расчетных счетах, в наличные денежные
средства. За такое обналичивание клиенты должны были заплатить вознаграждение,
которое составляло не менее 4 % от суммы перечисляемых денежных средств,
то есть минимальный показатель размера вознаграждения, установленного в ходе
предварительного следствия и подтвержденного в судебном заседании.

Далее
«клиенты» по ранее достигнутой договоренности переводили на расчетные счета
подконтрольных членам ОПГ юридических лиц денежные средства по несуществующим в
реальности основаниям (по фиктивным договорам якобы за поставку товаров,
выполнение работ или оказание услуг), которые после этого дробились и по
цепочке другими суммами перечислялись далее подконтрольным ОПГ юридическим
лицам либо сразу на имеющиеся у членов ОПГ банковские карты, после чего
обналичивались через банкоматы. Наличные денежные средства возвращались
«клиентам» за минусом вознаграждения, которое оставалось в распоряжении ОПГ.

Таким
образом, под контролем Юркаева А. В. при помощи других членов ОПГ
Ализгарова Р. В., Фахертдинова Н. Д.,
Алиева А. А. и Сайманова А. Ю. в г. Ульяновске
функционировала структура, фактически занимавшаяся банковской деятельностью,
однако не обладавшая такими необходимыми признаками банка, как: регистрация в
качестве юридического лица, фирменное наименование с использованием слова
«банк», определенный минимальный размер уставного капитала, наличие
специального разрешения (лицензии).

Исходя
из того, что легальная банковская деятельность в РФ может осуществляться
исключительно в рамках регламентированных законодательством РФ административных
процедур, деятельность членов ОПГ, сопряженная с извлечением дохода в размере,
превышающем 9 000 000 руб., посредством вышеуказанной схемы представляла
собой незаконную банковскую деятельность, уголовная ответственность за которую
предусмотрена ст. 172 УК РФ.

Установлено и то,
что Юркаев А. В., Ализгаров Р. В.,
Фахертдинов Н. Д., Алиев А. А., Сайманов А. Ю.,
зная логин и пароль, имея непосредственный доступ к системе удаленного доступа
«клиент-банк» (системы дистанционного банковского обслуживания), обеспечивали
изготовление в электронном виде поддельных платежных поручений, по которым в
свою очередь осуществлялись необходимые им переводы денежных средств по расчетным
счетам подконтрольных им юридических лиц.

Независимо от того,
что указанные платежные поручения по своей форме соответствовали банковским
требованиям и принимались банками к исполнению, именно указание в них фиктивных
оснований перечисления денежных средств, свидетельствует, вопреки доводам
жалоб, об их поддельности.

С доводом жалоб  о том, что изготовление в целях использования
поддельных распоряжений о переводе денежных средств (платежных поручений)
является способом осуществления незаконной банковской деятельности, не
соглашается судебная коллегия, признавая правильным квалификацию преступных
действий осужденных как самостоятельные составы преступлений.

Факт совершение
преступлений по ст. 172 и ст. 187 УК РФ в составе организованной группы
подтвержден в судебном заседании.

В судебном заседании
с достаточностью установлено, что осужденные под руководством организатора
Юркаева А. В. заранее объединились в устойчивую группу для
осуществления незаконной банковской деятельности и неправомерного оборота
средств платежей, действуя при этом слаженно и согласованно как соисполнители
преступлений. В течение длительного времени были знакомы и доверяли друг другу.
По предложению Юркаева А. В. объединились в устойчивую организованную
группу для совершения преступлений, действуя по заранее разработанному плану,
распределив роли каждого из них, с правилами подчиненности, с использованием
методов конспирации. Устойчивость группы подтверждена длительностью ее
существования, стабильностью состава участников, объединенных единой целью,
направленной на совместное систематическое совершение незаконных финансовых
операций на протяжении длительного времени 
и получения материальной выгоды от преступной деятельности.

Кроме того, суд
первой инстанции обоснованно установил и наличие в действиях осужденного
Юркаева А.В. состава преступления, предусмотренного  п. «б» ч. 4 ст. 1741
УК РФ, который, получив доход в виде денежных средств от незаконной банковской
деятельности, имея цель придания правомерного вида владению, пользованию и
распоряжению денежными средствами, разработал и реализовал схему, по которой
ООО «А***» и ИП М*** А. М., введенные
Юркаевым А. В. в заблуждение относительно его истинных намерений,
заключили договоры лизинга на приобретение автомобилей
BMW и PORSCHE, внесли в полном
объеме лизинговые платежи, в результате чего стали собственниками указанных
автомобилей. Затем по указанию Юркаева А.В. автомобили были переоформлены
на третьих лиц – П*** В. В. и Л*** О. М. Со своей стороны,
Юркаев А.В. за счет средств подконтрольной ему организации ООО «П***»,
непосредственно вовлеченной в осуществление незаконной банковской деятельности,
оплачивал АО «Т***» за ООО «А***» и ИП М*** А. М.
стоимость приобретаемой сельхозпродукции. При этом на протяжении всего времени
фактическим пользователем автомобилей являлся Юркаев А. В.
Вышеуказанные финансовые операции и сделки, фактически контролируемые со
стороны Юркаева А. В., маскировали связь легализуемых денежных
средств с преступным источником их происхождения.

Особо крупный размер
деяния (свыше 6 000 000 руб.) определен исходя из размера
фактически произведенных за автомобили лизинговых платежей.

Довод жалоб об отсутствии в обвинении по 
ч. 2 ст. 172 УК РФ  ссылки на
нормы закона является несостоятельным. В обвинении приведены положения
Закона о банках и банковской деятельности, Инструкции Центробанка № 135-И от
2 апреля 2010 г. «О порядке принятия банком России решения о
государственной регистрации кредитных организаций и выдаче лицензий на
осуществление банковских операций», Инструкции Центробанка от
30 мая 2014 г. № 153-И «Об открытии и закрытии банковских
счетов, счетов по вкладам (депозитам), депозитных счетов», Положения
Центробанка от 19 июня 2012 г. № 383-П «О правилах
осуществления перевода денежных средств», Положения Центробанка от
24 апреля 2008 г. № 318-П «О порядке ведения кассовых
операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монеты Банка
России в кредитных организациях на территории Российской Федерации».

Что касается ссылки на часть 1 статьи 851 ГК РФ,  регулирующей оплату расходов банка на
совершение операций по счету, виновным и инкриминировано не соблюдение
порядка осуществления безналичных расчетов и
правил организации наличного денежного обращения. Осужденные, в целях
незаконного обогащения, предоставляли юридическим лицам услуги по осуществлению
незаконных банковских операций, проводившихся в рамках банковской системы
безналичных расчетов Российской Федерации, но позволяющих заказчику незаконной
банковской операции избежать банковского и государственного контроля законности
проводимой операции.

С
доводом жалоб о неверном указании судом времени совершения преступления
по ст.
172 УК РФ в интервале с декабря 2015 г. по 13 июня 2017 г., со ссылкой на дату
последнего платежного поручения от 09.06.2017г., что, по мнению защиты,
противоречит инкриминированному  периоду
преступной деятельности до 13.06.2017г., поскольку не описывается, какие
непосредственно действия были совершены после 09.06.2017г. до 13.06.2017г.,
судебная коллегия не соглашается.

Согласно
предъявленному обвинению, и, как установлено в судебном заседании, по мере
зачисления денежных средств, поступавших от различных клиентов – «заказчиков»,
в том числе и по последнему платежному поручению от 09.06.2017г., членами ОПГ
под руководством Юркаева А. В. в соответствии с отведенной каждому
преступной ролью осуществлялись преступные действия, направленные на
«обналичивание» денежных средств, принадлежащих клиентам – «заказчикам», а также
действия по маскировке преступной деятельности. Так, организатором преступной
группы Юркаевым А. В. определялся порядок размещения денежных
средств, принадлежащих клиентам – «заказчикам», а также порядок возврата
поступающих от них денежных средств и удержания комиссионного вознаграждения за
предоставленные услуги по «обналичиванию». Третье лицо, обладая передаваемой
ему участниками организованной преступной группы Юркаевым А. В.,
Ализгаровым Р. В., Алиевым А. А., Фахертдиновым Н. Д.,
Саймановым А. Ю. информацией о проведенных по расчетным счетам
ООО  финансовых операциях, изготавливало бухгалтерскую документацию
(договор, счет-фактура, товарная накладная, книга покупок, книга продаж). 

Что касается довода о необоснованном указании
в обвинении конкретно установленное в ходе предварительного следствия лицо как
третье лицо, без указания фамилии и инициалов, судебная коллегия отмечает, что
судебное разбирательство в суде производится только в отношении подсудимых и
использование в приговоре формулировок, свидетельствующих о виновности в
совершении преступления других лиц, не допускается.

Суд правильно
пришел к выводу, что в период с декабря 2015 г. по
13 июня 2017 г. Юркаев А. В. и члены ОПГ
Ализгаров Р. В., Фахертдинов Н. Д.,
Сайманов А. Ю., Алиев А. А. и третье лицо для осуществления
своих преступных целей, а именно осуществления банковской деятельности
(банковских операций) без регистрации и без специального разрешения (лицензии)
с целью извлечения дохода в особо крупном размере, привлекли денежные средства
в сумме 814 585 346 руб. 07 коп., предназначавшиеся
для дальнейшего обналичивания и получения преступного дохода, тем самым
обеспечили извлечение ОПГ преступного дохода, исходя из комиссии не менее 4% за
проведение операций, связанных с конвертацией денежных средств из безналичной
формы в наличную, в размере 32 583 413 руб. 84 коп.

В
вышеуказанный период денежные средства в размере
814 585 346 руб. 07 коп. были обналичены членами ОПГ
при помощи банковских карт, оформленных на подставных лиц и находящихся в
распоряжении членов ОПГ. В указанный период времени обналиченные денежные
средства аккумулировались у Юркаева А. В. для последующей передачи
лицам, которые были заинтересованы в получении обналиченных денежных средств.

Таким
образом, в период с декабря 2015 г. по 13 июня 2017 г.
членами ОПГ был извлечен преступный доход от осуществления незаконной
банковской деятельности (банковских операций), исходя из комиссии не менее 4%
за проведение операций, связанных с конвертацией полученных от клиентов денежных
средств из безналичной формы в наличную, на сумму 32 583 413 руб. 84
коп.

Доводы
защиты об отсутствии по отдельным расчетным счетам оборотов денежных средств
или их незначительном обороте не могут свидетельствовать о том, что
подконтрольные членам ОПГ организации не были причастны к вышеописанной схеме
незаконной банковской деятельности, поскольку подсудимым вменялись только те
незаконные операции, которые в реальности имели место.

Минимальная
комиссия от осуществления незаконной банковской деятельности 4% установлена в
судебном заседании из показаний свидетелей Ф*** О.Г., С*** А.П. (оперативных
сотрудников УЭБиПК УМВД России по Ульяновской области), согласно которым по
оперативной информации,  поступившей из
УФСБ России по Ульяновской области, выявлен факт незаконной банковской
деятельности организованной преступной группы, которую создал
Юркаев А. В. В ее состав входили Ализгаров Р. В.,
Фахертдинов Н. Д., Сайманов А. Ю., Алиев А. А., Ч*** Л. А.
Организации – «заказчики» через расчетные счета переводили денежные средства
подконтрольным ОПГ юридическим лицам, которые снимали их в наличной форме через
банкоматы при помощи индивидуальных предпринимателей и физических лиц, после
чего передавали наличные денежные средства «заказчикам» за вычетом своего
процента (от 4%). Размер процента был установлен по результатам ОРМ. Со стороны
Росфинмониторинга проводилось свое самостоятельное расследование, которое также
выявило множество сомнительных финансовых операций.

Свидетель А*** Л.Р.,  допрошенная по правилам ч. 5
ст. 278 УПК РФ, подтвердила в судебном заседании о том, что Юркаев
занимался поиском «клиентов» незаконной банковской деятельности, вел переговоры
с заказчиками, давал указания, какие суммы и на какие организации нужно
перечислить, с каких счетов впоследствии их необходимо обналичить. Юркаев
всегда контролировал потоки денег и практически всегда лично передавал их
«клиентам», которыми в основном являлись фирмы и предприниматели из Московской
области, г. Санкт-Петербурга, Ульяновской области, Республики Татарстан.
Размер процента, под который осуществлялись услуги по обналичиванию денег,
определялся Юркаевым и составлял от 4 до 8 %.

Свидетель С*** В.А.,
допрошенный по правилам ч. 5 ст. 278 УПК РФ, также подтвердил в суде
о том, что 
в период с 2015 по 2017 г. в г. Ульяновске действовала группа
«обнальщиков», руководителем которой был Юркаев. В состав группы входили
Ализгаров, Фахертдинов, Алиев, Сайманов. Составлять бухгалтерские документы им
помогала Ч***. Группа обналичивала денежные средства «заказчиков», т. е.
юридических и физических лиц, желавших возместить НДС от фиктивных сделок либо
купить наличные денежные средства. Клиентами являлись организации на территории
г. Ульяновска, г. Москвы, г. Казани и г. Санкт-Петербурга.
Обналичивание денег осуществлялось под 4% от суммы денежных средств,
поступивших на расчетные счета подконтрольных Юркаеву организаций. С целью
«обнала» Юркаев давал указания Ализгарову, Фахертдинову, Алиеву и Сайманову
подыскивать малообеспеченных, не очень образованных граждан, которым
предлагалось за денежное вознаграждение оформить на данных граждан организации.

Доводы осужденных и
защиты о недопустимости показаний свидетелей А*** Л. Р. и С*** В. А.,
допрошенных в судебном заседании по правилам ч. 5 ст. 278 УПК РФ,
ввиду того, что они не могут указать источник своей осведомленности, суд
обоснованно отклонил как несостоятельные. Отказ свидетелей А*** Л. Р.
и С*** В. А. раскрыть источник своей осведомленности на законных
основаниях, не может служить основанием для признания таких показаний
недопустимыми.

Возможность допроса
лица в качестве свидетеля без оглашения подлинных данных о его личности и без
визуального его наблюдения прямо предусмотрена ч. 5, 6 ст. 278 УПК
РФ. Факт проведения допроса свидетелей А*** Л. Р. и
Семенова В. А. в указанных условиях не свидетельствует о нарушении
права на защиту осужденных.

Свидетель  Г*** Д. Н. (специалист-эксперт МРУ
Росфинмониторинга по Приволжскому федеральному округу) показал в судебном
заседании о том, что по запросу из УФСБ России по Ульяновской области о
проведении финансового расследования на наличие фактов легализации (отмывания)
Юркаевым А. В. денежных средств проводилась проверка деятельности
более сорока организаций, в том числе: ООО «А***», ООО «А***», ООО «А***»,
ООО «В***», ООО «Г***», ООО «Г***», ООО «Ж***», ООО «З***»,
ООО «И***», ООО «И***», ООО «М-И***», ООО «М***»,
ООО «П***», ООО «П***», ООО «П***», ООО «Р***»,
ООО «ООО «С***», ООО «С***», ООО «С***», ООО «Т***»,
ООО «Т***», ООО «Т***», ООО «У***», ООО «Ф***», ООО «Э***»,
ООО «Э***», ООО «Э***», Э***», ООО «Э***», ООО «И***»,
ООО «С***», ООО «Л***», ООО «Я***», ООО «С***-***»,
ООО «Ш***», ООО «И***», ООО «Д***», ООО «М***», ООО «К***»,
ООО «К***», ООО «С***», ООО «И***», ООО «П***». В ходе
проверки установлено более 3 600 сомнительных банковских операций по
безналичному перечислению денежных средств с одного счета на другой с целью
запутать контролирующие органы. Было установлено, что большинство операций
вышеуказанных организаций связано с транзитным движением денежных средств и
последующим их обналичиванием (систематический перевод денежных средств в адрес
физических лиц, снятие со счетов наличных денежных средств).

Факт участия
осужденных в организованной преступной группе, руководимой Юркаевым,
подтверждена и показаниями Ч*** Л. А., оглашенными в судебном
заседании на основании п. 1 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, а также Х*** Л.И.

Х*** Л. И.
подтверждала о том, что именно Юркаев А.В. в рамках устной договоренности
предложил ей за вознаграждение работать в качестве выездного бухгалтера и
оказывать услуги по ведению налоговой отчетности в отношении большого
количества организаций, в числе которых были: ООО «А***», ООО «А***»,
ООО «А***», ООО «А***», ООО «А***», ООО «В***», ООО «Г***»,
ООО «Г***», ООО «П***», ООО «Ж***», ООО «З***», ООО «И***»,
ООО «И***», ООО «И***», ООО «К***», ООО «К***», ООО «Л***»,
ООО «Д***», ООО «М-***», ООО «М***», ООО «О***»,
ООО «П***», ООО «Ф***», ООО «П***», ООО «Р***», ООО «С***»,
ООО «С***», ООО «С***», ООО «С***», ООО «С***», ООО «С***»,
ООО «С***», ООО «Т***», ООО «Т***», ООО «Т***», ООО «И***»,
ООО «У***», ООО «Ф***», ООО «Ф***», ООО «Э***», ООО «Э***»,
ООО «Э***», ООО «Э***», ООО «Э***», ООО «Ю-***»,
ООО «Я***», ООО «Ш***», ООО «Ф***», ООО «Т***», ООО «А***»,
ООО «И***», ООО «И***», ООО «М***». Директоров данных организаций
она (Х*** Л.И.) никогда не видела, но ей было понятно, что фактически ими
руководит Юркаев А. В., хотя официально он не числился в них
директором и учредителем. Указания по работе, например, сдать отчет, оплатить
налоги и т. п., давал Юркаев А.В. Весной 2017 г. она стала
обращать внимание на то, что по отчетам данных организаций проходили большие
суммы денежных средств. В апреле 2017 г. у вышеуказанных организаций
начали блокировать счета, и от налоговых инспекторов стала слышать, что
организации, по которым она отправляла отчетность, являются обнальными.

Протоколом осмотра
прослушаны звуковые файлы телефонных переговоров, полученных по результатам ОРМ
«прослушивание телефонных переговоров» и «снятие информации с технических
каналов связи», осужденных Юркаева А.В., Ализгарова Р.В.,
Фахертдинова Н.Д., Алиева А.А., Сайманова А.Ю., а также иных
лиц.

Установлено что в
период 2016-2017гг. они общались как хорошие знакомые,  обсуждали вопросы регистрации в налоговой
инспекции юридических лиц, подбора кандидатов на должности руководителей
юридических лиц, зачисления, перечисления, перевода, снятия денежных средств,
получения и оформления банковских карт, оформления бухгалтерских документов и
налоговой отчетности, принятия на работу бухгалтеров, оформления банковских
счетов, распоряжения печатями организаций, вопросы выплат номинальным
директорам организаций заработной платы, а также вопросы вывода денежных
средств. В разговорах звучали наименования организаций: «З***», «С***», «Г***»,
«Я***», «П***», «М-***», «Э***», «С***», «О***», «П***», «И***», «М***», «О***»
«А***», «С***», «А***», «И***», «Р***», «Т***», «В***», «Э***», «Р***», «С***»,
«И***», «Ф***», «К***», «О***», «С***», «П***», «Т***», «С***», «П***», «Т***»,
«Г***», «Ф***», «Г***», «Э***», «Д***», «П***», «Ф***», «О***», «О***», «П***»,
«С***», «Р***» и другие. 
Юркаев А.В. неоднократно дает другим осужденным указания и советы
по вышеуказанным вопросам.

Принадлежность
голосов и звучащей речи в записи телефонных переговоров, полученных в
результате ОРМ, именно осужденным, установлена заключениями фоноскопических
экспертиз.

Доводы о том, что
образцы голосов осужденных, использовавшиеся при проведении фоноскопических
экспертиз, были получены с нарушением требований уголовно-процессуального
закона, являются необоснованными.

Образцы голосов были
получены до возбуждения уголовного дела, в ходе проведения
оперативно-розыскного мероприятия «получение образцов для сравнительного
исследования» (образцов голоса), что не противоречит требованиям ч. 1 ст. 203
УПК РФ, и впоследствии, в связи с отказом осужденных  от предоставления образцов своего голоса,
переданы следователем эксперту в качестве образцов для сравнительного
исследования, вследствие чего оснований для признания фоноскопических экспертиз
недопустимыми доказательствами не имеется.

Результаты
исполнения поручения следователя, в частности диск с образцами голосов
осужденных, были предоставлены органу следствия в порядке, предусмотренном
законодательством и обеспечивающем их допустимость, достоверность и возможность
использования в проведении сравнительных исследований.

Фонограммы записаны
на пронумерованных компакт-дисках, хранились в опечатанном виде в условиях,
исключающих возможность их прослушивания и тиражирования посторонними лицами,
что соответствует  требованиям
ст. 89 УПК РФ и ст. 8 Федерального закона от
12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной
деятельности».

Заключением
бухгалтерской судебной экспертизы № Э***9 от 9 июня 2021 г.
установлена общая сумма денежных средств, поступивших на счета ООО «П***»
(ИНН 73***), ООО «И***» (ИНН 73***, ООО «С***» (ИНН 73***),
ООО «С***» (ИНН 73***), ООО «С***» (ИНН 73***), ООО «И***»
(ИНН 73***), ООО «В***» (ИНН 73***2), ООО «У***»
(ИНН 73***), ООО «И***» (ИНН 73***), ООО «Я***»
(ИНН 73***), ООО «Ш***» (ИНН 73***), ООО «И***» (ИНН ***,
ООО «Т***» (ИНН 73***), ООО «Э***» (ИНН 73***), ООО «П***»
(ИНН 73***), ООО «П***» (ИНН 73***), ООО «Ф***»
(ИНН 73***), ООО «Г***» (ИНН 73***), ООО «С***»
(ИНН 73***), ООО «И***» (ИНН 73***), ООО «Р***»
(ИНН 73***), ООО «А***» (ИНН 73***), ООО «Э***»
(ИНН 73***), ООО «Э***» (ИНН 73***), ООО «М-***»
(ИНН 73***), ООО «А***» (ИНН 73***), ООО «Ж***»
(ИНН 73***), ООО «М***» (ИНН 73***), ООО «Э***»
(ИНН 73***), ООО «С***» (ИНН 73***), ООО «С***»
(ИНН 73***), ООО «З***» (ИНН 73***), ООО «Т***»
(ИНН 73***), ООО «П***» (ИНН 73***), ООО «А***»
(ИНН 73***), ООО «М***» (ИНН 73***), ООО «Л***»
(ИНН 73***), ООО «Д***» (ИНН 73***), ООО «К***»
(ИНН 73***), ООО «Г***» (ИНН 73***), ООО «К***»
(ИНН 73***), ООО «Т***» (ИНН 73***), ООО «Э***»
(ИНН 73***) и принимаемых экспертами к расчету суммы вознаграждения,
которая составила 
814 585 346 руб. 07 коп.

Экспертными
выводами установлено и вознаграждение в размере 4 % от суммы денежных
средств, поступивших на счета вышеуказанных организаций и принимаемых к расчету
суммы вознаграждения, которое составило
32 583 413 руб. 84 коп.

Заключения экспертов оформлены надлежащим
образом, соответствуют требованиям ст. 204
УПК РФ, являются научно обоснованными, выводы экспертов являются
непротиворечивыми и понятными, подтверждаются результатами, содержащимися в
исследовательской части заключений. Существенных нарушений ФЗ
РФ от 31.05.2001 г. N 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной
деятельности в Российской Федерации" при проведении экспертиз не
усматривается, вследствие чего заключения экспертов обоснованно положены в
основу обвинительного приговора. 

Поставленный следователем на разрешение
экспертов вопрос об исчислении суммы вознаграждения исходя из 4%,  не является наводящим, поскольку в ходе
предварительного следствия и требовалось установить конкретную сумму  вознаграждения от незаконной банковской
деятельности исходя именно из указанного процента, установленного в ходе
расследования дела, в том числе по показаниям свидетелей.    

С доводом стороны
защиты о недопустимости заключений бухгалтерской судебной экспертизы № Э***0
и № Э***1 ввиду того, что они не подписаны вторым экспертом, суд правильно
не согласился, поскольку указанные экспертизы не являлись комиссионными, а
проводились одним экспертом: З*** Ю. О. и О*** Ю.Н.,
соответственно, а подписи каждого из экспертов в заключениях присутствуют.

Довод стороны защиты
о недопустимости судебных экспертиз по причине проведения их  экспертами ЭКЦ УМВД России по Ульяновской
области, также несостоятелен. Эксперты, проводившие исследования, в служебной
или иной зависимости от следователей СУ УМВД России по Ульяновской области не
находятся, иных процессуальных функций по делу, кроме дачи заключений, они не
выполняли. Эксперты были предупреждены и об ответственности за дачу заведомо
ложного заключения по ст. 307 УК РФ.   

Несвоевременное
ознакомление осужденных и их защитников с 
постановлениями о назначении судебных экспертиз, на что обращено
внимание в жалобах, не влечет признание 
заключений экспертов недопустимыми доказательствами, поскольку
существенных нарушений требований ст. 204 УПК РФ допущено не было. То
обстоятельство, что с отдельными постановлениями следователя о назначении
экспертиз обвиняемые и их защитники были ознакомлены после их проведения, не
свидетельствует о нарушении права на защиту, поскольку после ознакомления с
постановлениями следователя и результатами экспертиз им ничто не препятствовало
заявлять ходатайства, направленные на реализацию предусмотренных п. 2–5
ч. 1 ст. 198 УПК РФ прав. Заявленные ими ходатайства (об отводе
экспертов, постановке новых вопросов) были разрешены следователем в
установленном порядке.

Нарушений требований ст. 281 УПК РФ при
оглашении  показаний свидетелей А*** А.В.,
Г*** Э.Ф., Д*** Д.В., И*** Ш.М., М*** А.М., Ф*** (А***) Э.Ф.,
которые оглашены в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 281 УПК РФ, не
допущено, поскольку судом были предприняты исчерпывающие меры к вызову и
допросу свидетелей. Местонахождение А*** А.В., Г*** Э.Ф., Д***а Д.В.,
И*** Ш.М., Ф*** (А***) Э.Ф. не было установлено, а в отношении
свидетеля М*** А. М. имелась подтвержденная информация о том, что он
отсутствует на территории РФ.

Вопреки доводам жалоб об отсутствии очных
ставок с указанными свидетелями, установлено, что свидетели Г*** Э.Ф., Д*** Д.В.,
Ф*** (А***) Э.Ф. ранее были допрошены в судебном заседании, в связи с чем,
у осужденных и их защитников имелась возможность задавать им вопросы либо
оспорить достоверность их показаний.

Довод защиты о недопустимости протоколов
осмотра предметов (документов), составленных в отсутствие понятых, также
является несостоятельным. Осмотр вещественных доказательств на основании
ст. 177 УПК РФ производился по правилам ч. 11 ст. 170
УПК РФ, то есть без участия понятых, но с применением технических средств
фиксации хода и результатов следственного действия, о чем имеются
соответствующие отметки в протоколах, что подтверждается приложенными
фототаблицами.

Вопреки доводам
защиты об отсутствии предмета преступления, предусмотренного ч. 2
ст. 187 УК РФ, платежные поручения, которые и явились  предметом преступления по ч. 2
ст. 187 УК РФ, были обнаружены и изъяты в ходе обыска, проведенного
14 июня 2017 г. в офисном помещении № 513 в ТЦ «Н***» по
адресу: г. У***, ул. П***, д. 5***, а в последующем осмотрены в
соответствии с протоколом осмотра документов от 20 июня 2017 г.

Подвергать
приведенные в приговоре доказательства сомнению, в том числе показания
свидетелей, протоколы следственных действий, у суда не было оснований, поэтому
они обоснованно положены судом в основу обвинительного приговора. Данных о
фальсификации доказательств из материалов дела не усматривается.

Также каких-либо
неясностей или противоречий в приведенных в приговоре доказательствах, которые
бы порождали сомнения в виновности осужденных, и требовали бы истолкования их в
их пользу, не имеется.

Данных,
свидетельствующих о том, что в основу приговора судом положены недопустимые
доказательства, не установлено.

Тот факт, что
данная судом оценка собранных по делу доказательств не совпадает с позицией
осужденных, не свидетельствует о нарушении судом требований ст. 88
УПК РФ и не является основанием для изменения или отмены приговора. 

Таким образом, вывод суда
о виновности Юркаева А.В., Ализгарова Р.В., 
Фахертдинова Н.Д., Алиева А.А., Сайманова А.Ю. в совершении
преступлений, соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтвержден
совокупностью доказательств, всесторонне и полно исследованных в судебном
заседании, подробно изложенных в приговоре.

Тщательный анализ и основанная на законе
оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, с
достаточностью позволили суду правильно установить фактические обстоятельства
содеянного, прийти к обоснованному выводу о виновности
Юркаева А.В.,
Ализгарова Р.В.,  Фахертдинова Н.Д.,
Алиева А.А., Сайманова А.Ю. в осуществлении
банковской деятельности (банковских операций) без регистрации и без
специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия)
обязательно, сопряженное с извлечением дохода в особо крупном размере,
организованной группой;  в изготовлении в
целях использования поддельных распоряжений о переводе денежных средств,
организованной группой, а  Юркаева А.В.,
кроме этого, в совершении финансовых операций и других сделок с денежными
средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в
целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению
указанными денежными средствами в особо крупном размере.

Юридическая квалификация действиям осужденных  судом дана правильная. Преступные действия
осужденных квалифицированы в соответствие с диспозицией, изложенной в уголовном
кодексе.  

Доводы жалоб о
нарушениях уголовно-процессуального закона, допущенных в ходе предварительного
следствия по уголовному делу, суд первой инстанции обоснованно отверг, с чем
соглашается и судебная коллегия. Суд правильно не усмотрел оснований для
возвращения уголовного дела прокурору. Каких-либо существенных нарушений
уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия допущено не
было.

Факт вынесения 78
постановлений о выделении уголовного дела в отношении неустановленных лиц,
который не ставит под сомнение какие-либо юридически значимые обстоятельства по
рассмотренному делу, не повлек нарушений прав осужденных.

Передача уголовного
дела в производство следователю С*** И.А. осуществлена руководителем СЧ СУ
УМВД России по Ульяновской области) в связи с возникшей необходимостью, и в
соответствие с его должностными полномочиями.

Довод стороны защиты
о непринятии следователем Ш*** Ф.Д. уголовного дела к своему производству
как руководителем следственной группы, суд правильно признал несостоятельным.
Тот факт, что в постановлении о принятии уголовного дела к своему производству
Ш*** Ф. Д. ссылается на ч. 2 ст. 156 УПК РФ, а не на
ч. 3 ст. 163 УПК РФ, существенным нарушением уголовно-процессуального
закона не является, и не свидетельствует о том, что уголовное дело было принято
ею к производству в качестве следователя, а не руководителя следственной
группы, исходя из того, что постановлением начальника СЧ СУ УМВД России по
Ульяновской области именно Ш*** Ф. Д. назначена руководителем
следственной группы.

Судебное
разбирательство по делу проведено с достаточной полнотой и соблюдением
основополагающих принципов уголовного судопроизводства, в частности,
состязательности и равноправия сторон, которым были предоставлены равные
возможности для реализации своих прав и созданы необходимые условия для
исполнения сторонами их процессуальных обязанностей. При этом, ограничений прав
участников уголовного судопроизводства во время рассмотрения дела судом, либо
обвинительного уклона допущено не было.

Приговор соответствует требованиям ст.ст. 299, 304, 307-309 УПК РФ, в
нем приведены и в достаточной степени мотивированы выводы относительно
виновности осужденных, дана правильная оценка всем исследованным в суде доказательствам.

Суд, в соответствии со ст. 307
УПК РФ, в своем решении подробно изложил описание преступных деяний, с
указанием места, времени, способа их совершения, формы вины, мотивов, целей и
последствий преступлений, доказательства, на которых основал свои выводы, а
также мотивы решения всех вопросов, относящихся к назначению уголовного наказания
и обоснование принятых решений по другим вопросам, указанным в ст. 299
УПК РФ.

Наказание Юркаеву А.В.,
Ализгарову Р.В.,  Фахертдинову Н.Д.,
Алиеву А.А., Сайманову А.Ю. в виде лишения свободы с назначением
дополнительного наказания в виде штрафа, а 
Ализгарову Р.В.,  Фахертдинову
Н.Д., Алиеву А.А., Сайманову А.Ю. и с применением ст. 73 УК РФ к основному
наказанию, назначено с учетом характера и степени общественной опасности
совершенных преступлений, данных о личности виновных, которые были исследованы
в судебном заседании с достаточной полнотой и объективностью, наличия
смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, влияния наказания
на исправление и на условия жизни их семей.

Оснований для учета
смягчающих обстоятельств, не учтенных судом, судебная коллегия не
усматривает. 

Наказание,
назначенное осужденным, в полной мере отвечает требованиям статей 6, 60 УК РФ и
является справедливым.

Противоречий в
выводах суда в части назначения дополнительного наказания судебная коллегия не
находит. Судом в качестве дополнительного наказания назначен штраф в конкретном
размере, а не исходя  из размера
заработной платы или иного дохода осужденных, что и мотивировано подробно
судом.

Окончательное
наказание назначено по совокупности преступлений, путем частичного сложения,
как основного его вида, так и дополнительного вида наказаний. 

Нарушений ст. 72 УК
РФ при зачете времени содержания под стражей, также не допущено. Льготное
исчисление времени содержания под стражей лицам, осужденным с применением ст.
73 УК РФ, может быть произведено в случае отмены условного осуждения и направления
в места лишения свободы.

Поскольку автомобиль
«
BMW X5 xDrive40d», VIN Х4***, 2016 года выпуска, как установлено в
судебном заседании, принадлежит Юркаеву А.В. и приобретен им за счет
средств, добытых преступным путем в результате совершения им преступления,
предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 1741 УК РФ, суд
обоснованно в  соответствии с п. 11 ч.1
ст. 299 УПК РФ, на основании п. «а» ч. 1 ст. 1041 УК
РФ, принял решение о его конфискации в доход государства.

Существенных нарушений уголовно-процессуального
закона, влекущих отмену  приговора, не
допущено.

Вместе с тем, приговор подлежит изменению по
следующим основаниям. 

Так, в описательно-мотивировочной
части приговора судом допущена явная техническая описка при указании периода
привлечения на расчетные счета ООО  «Г***» денежных средств в общей сумме
51 379 233 руб. 66 коп., а именно с
14
ноября 2016 года по 17 апреля 2016 года, которая подлежит устранению путем
внесения уточнения судебной коллегий.

Вышеуказанный период, согласно описанию
преступного деяния, установленному исходя из дат платежных поручений о
перечислении денежных средств,  является
правильным
с 14 ноября 2016 года по  17 апреля 2017 года.   

При этом вносимые изменения не
влияют на законность приговора.

На основании
изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.26, 389.28, 389.33 УПК
РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

приговор
Ленинского  районного суда г.
Ульяновска от 27 апреля 2023 года в
отношении Юркаева Александра Валерьевича, Ализгарова Рустама Вафиковича,
Фахертдинова Наиля Джавдятовича, Алиева Али Аликрам оглы, Сайманова Алексея
Юрьевича изменить:

в описательно-мотивировочной
части приговора уточнить  период
привлечения на расчетные счета ООО  «Г***»
денежных средств в общей сумме 51 379 233 руб. 66 коп., указав период
с 14 ноября 2016 года по  17 апреля 2017
года. 

В остальном этот же приговор
оставить без изменения, а апелляционное представление и апелляционные жалобы –
без удовлетворения.

Апелляционное
определение может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам главы 471
УПК РФ в судебную коллегию по уголовным делам Шестого кассационного суда общей
юрисдикции путём подачи кассационной жалобы или представления:

— в течение шести месяцев
со дня вступления в законную силу итогового судебного решения, а содержащимся
под стражей осуждённым – в тот же срок со дня вручения ему копии такого
вступившего в законную силу судебного решения, – через суд первой инстанции для
рассмотрения в предусмотренном статьями 4017 и 4018 УПК
РФ порядке;

— по истечении
вышеуказанного срока – непосредственно в суд кассационной инстанции для
рассмотрения в предусмотренном статьями 40110-40112 УПК
РФ порядке.

Лицо, в отношении
которого вынесено итоговое судебное решение, вправе ходатайствовать об участии
в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции

 

Председательствующий

 

Судьи                                                                      

 

 

Осуждены законно, наказание назначено справедливое

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи «Осуждены законно, наказание назначено справедливое»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here