Безопасность Законно осужден по ч.3 ст. 264 УК РФ

Законно осужден по ч.3 ст. 264 УК РФ

1

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ
СУД

 

 

Судья Ефремов И.Г.

Дело № 22-2460/2022

 

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ    ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

 

г. Ульяновск

16 ноября 2022 года

 

Ульяновский областной суд в составе:

председательствующего Малышева Д.В.,

с участием прокурора Трофимова Г.А.,

осужденного Нуралиева М.М., защитника – адвоката Осиповой
Е.В.,

представителей потерпевших – адвоката Набиуллина И.Х. и Н***

при секретаре Богуновой И.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании уголовное дело по
апелляционным жалобам осужденного Нуралиева М.М., адвоката Осиповой Е.В. на
приговор Ленинского районного суда г. Ульяновска от 19 сентября 2022 года,
которым

НУРАЛИЕВ Марат Маджитович,

*** не судимый,

осужден по ч.3 ст.264 УК РФ к наказанию в виде лишения
свободы сроком на 2 года, с лишением права заниматься деятельностью по управлению
транспортными средствами сроком на 2 года 6 месяцев.

Постановлено:

— отбывание основного наказания в виде лишения свободы
назначить осужденному Нуралиеву М.М. в колонии-поселении, обязав Нуралиева М.М.
явкой, не позднее пяти суток со дня вступления приговора в законную силу, в
Управление федеральной службы исполнения наказаний по Ульяновской области для
получения предписания о направлении к месту отбывания основного наказания,
назначенного приговором суда;

— срок
отбытия основного наказания исчислять со дня прибытия
Нуралиева М.М. в колонию-поселение;

— зачесть время следования осужденного Нуралиева М.М. к
месту отбывания наказания, в соответствии с предписанием о направлении к месту
отбывания наказания, в срок лишения свободы из расчета один день за один день;

— срок дополнительного наказания в виде лишения права
заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами,
исчисляется с момента отбытия Нуралиевым М.М. основного наказания в виде
лишения свободы и распространяет свое действие на все время отбывания
указанного основного вида наказания;

— меру пресечения Нуралиеву М.М. в виде подписки о невыезде
и надлежащем поведении оставить без изменения до вступления приговора в
законную силу.

Приговором решены вопросы о вещественном доказательстве и
процессуальных издержках.

Доложив содержание приговора, доводы апелляционных жалоб,
возражений, заслушав выступления участников процесса, суд апелляционной
инстанции

 

УСТАНОВИЛ:

 

Нуралиев М.М. признан виновным в нарушении лицом,
управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности
причинение тяжкого вреда здоровью человека и смерть человека. Преступление
совершено 18 августа 2021 года в г. Ульяновске при обстоятельствах, подробно
изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Нуралиев
М.М. считает приговор незаконным, несправедливым, назначенное наказание
чрезмерно суровым. В обоснование доводов указывает, что в основу обвинительного
приговора были положены недопустимые доказательства его вины, которые должны
быть исключены из числа доказательств по делу, рассмотрение дела в суде первой
инстанции носило формальный характер, судом была принята обвинительная позиция
по делу, не были устранены имеющиеся противоречия в выводах экспертных
заключений. Обращает внимание, что при проведении следственного эксперимента,
данные им ранее показания (стоящий на дороге автомобиль RENAULT LOGAN он увидел
с расстояния около 30 метров), не учитывались. Показания же водителя Х***,
следовавшего впереди него, легли в основу автотехнической судебной экспертизы.
При этом показания указанного свидетеля о том, что он совершил съезд на обочину
на расстоянии 68 метров, от стоящего автомобиля RENAULT LOGAN, не соответствуют
действительности и отличны не только от его показаний, но и показаний других
участников ДТП. Считает, что Х***, совершая маневр, создал аварийную ситуацию,
в которой у него не было технической возможности остановиться. Отмечает, что он
принял меры к остановке автомобиля, как только смог обнаружить опасность, но
того расстояния, на котором он обнаружил опасность для движения, было
недостаточно для остановки автомобиля. Считает, что его маневр — резкий поворот
руля вправо, во избежание столкновения со стоящим на дороге автомобилем RENAULT
LOGAN, не создавал опасности для движения, а также помех другим участникам
дорожного движения. Он был совершен им в экстренной ситуации, чтобы избежать
столкновения. Также обращает внимание, что на его возражения во время
проведения следственного эксперимента, следователь сказал, что будет проведена
очная ставка между ним и Х*** для установления дорожной ситуации,
предшествующей ДТП, однако, очная ставка проведена не была. Считает, что Х***
умышленно указал большее расстояние, чтобы снять с себя какую-либо
ответственность за данное ДТП. Показания свидетеля К*** данные в ходе судебного
следствия и противоречащие показаниям Х***, суд не учел. Приводя в жалобе
смягчающие вину обстоятельства, считает, что они не в полной мере были учтены
при постановлении приговора. Также судом не учтено то, что, находясь столь
длительное время в изоляции от семьи, он не сможет принимать участие в
воспитании детей, материально и физически помогать своей семье, в которой он
является единственным кормильцем, у него не будет возможности возмещать ущерб
пострадавшим в ДТП. Просит приговор отменить, вынести оправдательный приговор.

В апелляционных жалобах адвокат Осипова Е.В. в
интересах осужденного 
Нуралиева
М.М. считает приговор незаконным и необоснованным, мотивируя тем,
что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим
обстоятельствам дела. Автор жалоб в обоснование доводов указывает, что

вина Нуралиева М.М. не нашла своего подтверждения ни на следствии, ни в суде.
Стороной обвинения не представлено доказательств вины ее подзащитного. Приводит
доводы о том, что обе автотехнические экспертизы были проведены одним и тем же
экспертом, выводы экспертиз являются противоположными друг другу. В назначении
повторной экспертизы стороне защиты необоснованно было отказано. Сторона защиты
не соглашается с выводом суда о допустимости как доказательства протокола
следственного эксперимента от 02.06.2022 (т.2 л.д.183-190), составленного с
участием подозреваемого Нуралиева М.М., свидетеля Х*** и принадлежащего ему
автомобиля 2834 DJ, регистрационный знак ***; З*** с автомащиной 2824 DH, регистрационный
знак ***, имитирующий автомобиль Луидор; М***. с автомобилем Ниссан Кашкай, регистрационный
знак ***, имитирующий автомобиль Рено Логан. Обращает внимание, что при
проведении следственного эксперимента не была восстановлена обстановка
максимально сходная с той, в которой происходило исследуемое событие. Расстановкой автомашин на проезжей части по Сельдинскому шоссе при
проведении следственного эксперимента занимался свидетель Х***, автомашина
которого была установлена 17.05.2022.
Он же участником ДТП,
произошедшего 18.08.2021, не являлся. Восстанавливал произошедшее событие,
спустя 10 месяцев. Водительский стаж Х*** на момент ДТП составлял 3 года. Из
его показаний, как на следствии, так и в судебном заседании видно, что значения
произошедшему событию он не придал, но, объехав а/м Рено Логан и не применяя
торможение, в зеркале заднего вида он увидел, что движущаяся за ним Газель,
которую он обогнал на трассе, совершила столкновение со стоящей а/м Рено Логан.
Расстояние он указал приблизительное, при чем на следственном эксперименте он
указал расстояние около 50-70 м, в судебном заседании указал расстояние около
30 м. Таким образом, свидетель Х***, который не являлся участником ДТП,
выразил свое субъективное мнение, основанное на предположении, где и на каком
расстоянии находились автомашины в момент ДТП.
Сторона защиты полагает,
что в условиях данной конкретной дороги, решающее значение имеют параметры
видимости и расположения именно таких же автомашин, которые были участниками
ДТП и никакие другие имитирующие аналоги не подходят. Следственный эксперимент
должен был быть проведен именно с участниками ДТП, а не записан со слов Х***,
машину которого установили только через год и видевшего ДТП в зеркало заднего
вида мельком. Отмечает, что при расстановке автомашин на трассе не проводилось
сравнение места остановки автомобиля Рено Логан с местом остановки,
отображенным на видеосъемке. В проведении следственного
эксперимента принимали участие заинтересованные лица — три сотрудника полиции —
Ю***, М*** З*** с участием свидетеля Х***
и один участник ДТП Нуралиев М.М. В
результате обстоятельства, указанные свидетелем Х*** о расстояниях, на которых
располагались автомобили друг от друга и от проезжей части шоссе, а также
дистанция между автомашинами, были просто приняты на веру следователем и
внесены в протокол следственного эксперимента в нарушении ст.181 УПК РФ без
какой-либо проверки возможности восприятия свидетелем или иными участниками
процесса этих обстоятельств либо наступления какого-либо события. Таким
образом, сторона защиты считает, что цель следственного эксперимента не
достигнута, фактически показания свидетеля никак и ничем не проверены, в связи
с чем полученные результаты достоверными не являются. Данное доказательство
получено с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства, является
недопустимым, не имеет юридической силы и соответственно не может быть положено
в основу приговора. Просит учесть, что ее подзащитный имеет большой водительский
стаж, неоднократно проезжал указанный участок дороги, является
дисциплинированным водителем, обладает особыми навыками автоматического
ориентирования в любой дорожной обстановке. Считает, что суд не в полной мере
учел все смягчающие вину обстоятельства.
Просит приговор отменить,  по предъявленному обвинению оправдать.

В возражениях на апелляционные жалобы представитель
потерпевших – адвокат  Набиуллин И.Х., не
соглашаясь с изложенными в них доводами, считает приговор законным,
обоснованным. Отмечает, что доводы жалоб в целом сводятся к необходимости дачи иной
оценки доказательствам, представленным сторонами. Вопреки доводам жалоб, судом
в полной мере учтены смягчающие обстоятельства, дана оценка следственному
эксперименту, заключениям автотехнических экспертиз, выводы которых не являются
противоречивыми, и взаимно дополняют друг друга. Не проведение очной ставки на
стадии предварительного следствия не свидетельствует о незаконности вынесенного
приговора. Обвинительный уклон при рассмотрении дела не установлен. Отмечает,
что свидетель Х*** являлся очевидцем обстоятельств, подлежащих
доказыванию по уголовному делу. Полагает, что действиям
Нуралиева М.М.
дана верная юридическая оценка, назначенное наказание является справедливым.
При вынесении приговора учтено влияние назначенного наказания, как на самого
подсудимого, так и на членов его семьи. Законных оснований для вынесения в
отношении Нуралиева М.М. оправдательного приговора не имеется. Просит
апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.

Апелляционное представление государственным обвинителем
отозвано в соответствии со ст.389.8 УПК РФ до начала заседания суда
апелляционной инстанции.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции:

— осужденный Нуралиев М.М., защитник – адвокат Осипова Е.В. просили приговор отменить, вынести оправдательный
приговор;

— представители потерпевших 
— адвокат Набиуллин И.Х., Н*** прокурор Трофимов Г.А., возражая по
доводам апелляционных жалоб, просили приговор суда оставить без изменения.  

Проверив материалы дела, доводы апелляционных жалоб, возражений,
заслушав выступления участников процесса, суд апелляционной инстанции находит
приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

В судебном заседании первой инстанции Нуралиев М.М. вину в
инкриминируемом преступлении признал частично и показывал, что 18.08.2021 около
11 часов 40 минут ехал на автомобиле ГАЗ Луидор по Сельдинскому шоссе в сторону
поселка Сельдь г. Ульяновска со скоростью около 60 км/ч., за ним двигалось 1-2
машины, встречный поток машин был плотный. Погодные условия были хорошие,
асфальт сухой. Впереди на расстоянии 25-27 метров двигался автомобиль ГАЗ,
который в районе дома 1 по Сельдинскому шоссе у базы отдыха «Березовая роща»
резко сместился вправо и совершил объезд автомобиля Рено Логан по обочине.
После смещения данного автомобиля, когда он увидел автомобиль Рено Логан, то
расстояние до него было около 30 метров. Чтобы избежать столкновения, он резко
нажал на тормоз и повернул руль вправо, но левой передней частью своего
автомобиля столкнулся с автомобилем Рено Логан. От удара Рено Логан совершил
столкновение с автомобилем Ситроен, который затем столкнулся с автомобилем
Ниссан. Когда он подошел к автомобилю Рено Логан, из его салона очевидцы
вытаскивали водителя, с задней левой двери девушка вышла самостоятельно. Он
отключил аккумулятор данной автомашины, после чего подошел к левой передней
части автомобиля, где впереди сидел В***, а сзади М***, они были без сознания.
Чуть позже М*** пришел в себя, ему помогли передвинуться по заднему сидению к
левой двери, где тот стал ожидать «скорую помощь». Затем приехали спасатели,
вскрыли переднюю дверь, В*** переложили на носилки. Позже всех пострадавших
увезли приехавшие автомашины «скорой помощи», после чего сотрудники ГАИ начали
оформлять документы, он прошел медицинское освидетельствование. Вину признает
частично, поскольку считает, что в ДТП имеется вина водителя автомобиля ГАЗ,
двигавшегося перед ним, который создал аварийную ситуацию, совершая маневр, не
тормозил, не включал правый «поворотник», а резко неожиданно сместился на
обочину. Когда ему открылся для обзора автомобиль Рено Логан, у него не было
технической возможности остановиться, поскольку расстояние между ним и данной
машиной было недостаточным. Он не согласен с проведением следственного
эксперимента в том формате, в котором был проведен, поскольку его не
спрашивали, как все происходило, он был не согласен с расстояниями, которые
указал Х*** и которые указаны в протоколе, также не согласен с проведенной по
делу автотехнической экспертизой.

Вместе с тем, выводы суда о доказанности вины осужденного в
инкриминируемом преступлении соответствуют фактическим обстоятельствам дела и
подтверждены совокупностью доказательств, полно и всесторонне проверенных в
судебном заседании, получивших оценку суда в соответствии с требованиями статьи
88 УПК РФ и подробно приведенных в приговоре.

Допрошенный в судебном заседании первой инстанции потерпевший
М*** давал показания и подтвердил свои показания, данные им в ходе следствия,
из которых следует, что 18.08.2021 он вместе родственниками – своим сыном,
сестрой Ж*** ее мужем В*** и их дочерью поехали на базу отдыха «Березовая Роща»
по адресу: г. Ульяновск, Сельдинское шоссе, ***. Он вызвал две машины «такси»,
в первую — РЕНО ЛОГАН, государственный регистрационный знак ***, на переднее
пассажирское сиденье сел В***, на заднее пассажирское сиденье села дочь сестры
– О***, он, все пристегнулись ремнями безопасности и поехали, а Ж*** и его сын
остались ждать вторую машину «такси». Около 11 часов 40 минут они не быстро
двигались по Сельдинскому шоссе г. Ульяновска от пр.Нариманова к базе отдыха
«Березовая Роща» по своей полосе движения, погода была ясная, проезжая часть
сухая, водитель вел автомобиль аккуратно, от контроля за дорожной обстановкой
не отвлекался, поток автомобилей в попутном направлении был не плотный.
Подъезжая к базе отдыха «Березовая Роща», водитель такси остановился ближе к
разделительной полосе для осуществления маневра поворота налево, но не мог
этого сделать, поскольку во встречном направлении движения двигались
транспортные средства, которые водитель пропускал. Простояв некоторое время,
как он потом узнал со слов родственников и сотрудников полиции, с правой
стороны их автомобиль объехал автомобиль ГАЗЕЛЬ, и через некоторое время он
почувствовал удар в заднюю часть их автомобиля, после чего машину отбросило на
встречную полосу движения. Что происходило далее он помнит смутно, но ему
оказали помощь, он видел, что автомобиль СИТРОЕН С-CROSSER, совершил
столкновение с автомобилем НИССАН NAVARA 2.5D SE. Водитель их автомобиля
находился без сознания. Через некоторое время всех пострадавших, в том числе и
его доставили в медицинское учреждение, где он находился на стационарном
лечении в период с 18.08.2021 по 07.09.2021, у него в результате ДТП были *** В***
находился в тяжелом состоянии, от полученных повреждений в итоге скончался.

Допрошенная в судебном заседании первой инстанции в качестве
потерпевшей Ж*** давала показания и подтвердила свои показания, данные ею в
ходе следствия, из которых следует, что в целом они являются аналогичными
показаниям М*** в части начала поездки на базу отдыха «Березовая Роща»
18.08.2021, дополнительно показав, что В*** приходился ей супругом. Когда они
двигались на втором автомобиле «такси» у базы отдыха «Березовая Роща» она
увидела на проезжей части, на повороте на данную базу, ДТП с большим
количеством транспортных средств с механическими повреждениями. На обочине
находилась ее дочь О***, лицо которой было в крови, а также имелись стекла,
которые она пыталась убрать. Через некоторое время на место прибыло несколько
автомобилей скорой медицинской помощи, пострадавших, в том числе и В***,
находившегося в тяжелом состоянии, госпитализировали в лечебное учреждение, где
он находился на лечении до 27.09.2021, после чего его выписали домой, где
20.11.2021 В*** скончался.

Допрошенный в судебном заседании первой инстанции в качестве
свидетеля К***, являющийся водителем автомобиля РЕНО ЛОГАН, государственный регистрационный
знак *** давал показания и подтвердил свои показания, данные им в ходе
следствия, из которых следует, что они являются в целом аналогичными показаниям
потерпевшего М****** об обстоятельствах начала их поездки к базе отдыха
«Березовая Роща». При этом, дополнительно К*** показал, что он двигался по
правой полосе движения, двухполосной проезжей части, предназначенной для двух
направлений движения, со скоростью около 60 км/ч. Поток транспортных средств,
движущихся в попутном с ним направлении, был средней интенсивности, во
встречном направлении поток автомобилей был не плотный. Позади него двигался
автомобиль ГАЗЕЛЬ. Когда он приблизился к нерегулируемому перекрестку на
расстояние около 200 метров, где ему необходимо было повернуть налево к базе
отдыха, он сбавил скорость примерно до 25-30 км/ч, а также включил указатель
поворота налево. Подъехав к данному перекрестку, он остановился ближе к
середине проезжей части и стал пропускать встречный плотный поток транспортных
средств, чтобы повернуть налево. При этом он смотрел периодически в зеркало
заднего вида, где видел приближающийся автомобиль ГАЗЕЛЬ. Простояв около 15
секунд, он увидел в зеркало заднего вида, как данный автомобиль объехал его
автомобиль по обочине с правой стороны по ходу их движения. Далее прошло еще
около 10 секунд, и он почувствовал сильный удар в заднюю часть своего
автомобиля, после чего потерял сознание. Придя в себя, он увидел, что произошло
ДТП, после чего его вместе с другими пострадавшими доставили в медицинское
учреждение. Он отказался от госпитализации и вернулся на место ДТП, где понял,
что с его автомобилем совершил столкновение автомобиль ЛУИДОР 3009Z7, государственный
регистрационный знак ***, от удара его автомобиль отбросило на движущийся во
встречном направлении движения автомобиль СИТРОЕН С-CROSSER, государственный регистрационный
знак ***, после чего автомобиль СИТРОЕН С-CROSSER,  отбросило на стоящий автомобиль НИССАН NAVARA
2.5D SE, государственный регистрационный знак *** Сотрудники ГИБДД оформили
необходимые документы, с которыми он ознакомился, также его проверили на
состояние опьянения, результат оказался отрицательным. Виновным в данном
дорожно-транспортном происшествии он считает водителя автомобиля ЛУИДОР 3009Z7,
регистрационный знак ***

Допрошенная в судебном заседании первой инстанции в качестве
свидетеля Ж*** являющаяся пассажиркой автомобиля РЕНО ЛОГАН, государственный регистрационный
знак ***, давала показания и подтвердила свои показания, данные ей в ходе
следствия, из которых следует, что они являются в целом аналогичными показаниям
потерпевшего М*** об обстоятельствах начала их поездки к базе отдыха «Березовая
Роща», в целом аналогичными показаниям свидетеля К*** об обстоятельствах
поездки и самого ДТП.

Допрошенный в судебном заседании первой инстанции в качестве
свидетеля Х*** давал показания и подтвердил свои показания, данные им в ходе
следствия, из которых следует, что он является собственником и водителем
автомобиля 2834DJ, государственный регистрационный знак ***. 18.08.2021 около
11 часов 45 минут, он ехал на данном автомобиле по Сельдинскому шоссе г.
Ульяновска от пр.Нариманова в сторону п.Дачный по правой полосе движения
однополосной проезжей части, предназначенной для двух направлений движения, со
скоростью около 55-60 км/ч., погода была ясная, дорожное покрытие сухое. Поток
транспортных средств, движущихся в попутном направлении, был средней
интенсивности, позади него двигался автомобиль ГАЗЕЛЬ, который он ранее
обогнал. Приближаясь к базе отдыха «Березовая Роща», он увидел, что на
нерегулируемом перекрестке – Сельдинское шоссе – поворот налево на базу отдыха
«Березовая Роща», ближе к середине проезжей части стоит легковой автомобиль,
который собирался повернуть налево в сторону данной базы. Чтобы не создавать
«затор» на проезжей части, он решил объехать данный автомобиль справа, для чего
убрал ногу с педали газа, торможение не применял, при этом посмотрел в зеркало
заднего вида и убедился, что не создаст помех для движения автомобилю сзади,
после чего включил правый указатель поворота и стал смещаться в правую сторону,
при этом левая ось колес его автомобиля двигалась по проезжей части, а правая
ось находилась на обочине, скорость на момент объезда составляла около 50 км/ч.
Совершив маневр объезда таким образом, он вернулся на свою полосу и продолжил
движение. Маневр объезда был совершен им безопасно, без создания помех для
других участников дорожного движения, расстояния также были достаточные для
данного маневра. Проехав некоторое расстояние, он в зеркало заднего вида
увидел, как ГАЗЕЛЬ, которую он ранее обогнал, совершила наезд на вышеуказанный
легковой автомобиль. 

Допрошенный в судебном заседании первой инстанции в качестве
свидетеля С*** давал показания и подтвердил свои показания, данные им в ходе
следствия, из которых следует, что 18.08.2021 он на исправном автомобиле
СИТРОЕН С-CROSSER, государственный регистрационный знак ***, двигался по
Сельдинскому шоссе г. Ульяновска от п.Дачный в сторону пр.Нариманова по своей
полосе движения, двухполосной проезжей части, предназначенной для двух
направлений движения, со скоростью около 60 км/ч, пристегнутый ремнем
безопасности. С ним на переднем пассажирском сидении находился Б***. Поток
транспортных средств, движущихся в попутном направлении, был средней
интенсивности, во встречном направлении поток был не плотный, погода была
ясная, дорожное покрытие сухое. Приближаясь к базе отдыха «Березовая Роща», он
заметил на расстоянии около 200 метров от передней части своего автомобиля,
стоящий во встречном направлении ближе к середине проезжей части автомобиль
РЕНО ЛОГАН, государственный регистрационный знак *** с включенным левым
указателем поворота, который намеревался повернуть налево в сторону данной базы
отдыха. Далее он увидел, как движущийся во встречном направлении движения
автомобиль ГАЗЕЛЬ совершил маневр объезда автомобиля РЕНО ЛОГАН с правой
стороны, заехав при этом на правую обочину по ходу направления своего движения,
не снижая скорости. При этом, также навстречу ему двигался еще один автомобиль
ЛУИДОР 3009Z7, государственный регистрационный знак ***, который хотел во
избежание столкновения со стоящим автомобилем РЕНО ЛОГАН повернуть направо, но
это не удалось и данный автомобиль совершил столкновение передней левой частью
с задней частью стоящего автомобиля РЕНО ЛОГАН, отчего последнего отбросило на
встречную полосу движения, где произошло столкновение с его автомобилем. От
данного удара его автомобиль отбросило на стоящий автомобиль НИССАН NAVARA 2.5D
SE, государственный регистрационный знак ***. В момент, когда автомобиль РЕНО
ЛОГАН отбросило на его полосу движения, то расстояние с его машиной было очень
маленьким, и он не успел даже среагировать.

Допрошенный в судебном заседании первой инстанции в качестве
свидетеля Б***., являвшийся пассажиром автомобиля СИТРОЕН С-CROSSER, государственный
регистрационный знак *** в момент вышеуказанного ДТП, давал показания и
подтвердил свои показания, данные им в ходе следствия, из которых следует, что
он не видел обстоятельств ДТП, поскольку в момент происшедшего работал на
ноутбуке, и уже после произошедшего 
увидел, что случилось ДТП. При этом механизм столкновения транспортных
средств, изложенный в его показаниях, является аналогичным механизму,
описанному в вышеприведенных показаниях свидетеля С***

Допрошенный в судебном заседании первой инстанции в качестве
свидетеля Т***. давал показания и подтвердил свои показания, данные им в ходе
следствия, из которых следует, что 18.08.2021 около 11 часов 45 минут он на
принадлежащем ему автомобиле НИССАН NAVARA 2.5D SE, государственный регистрационный
знак ***, выезжал с базы отдыха «Березовая Роща», расположенной по адресу: г.
Ульяновск, Сельдинское шоссе, *** Подъехав к главной дороге, он пропускал
автомобили, движущиеся по ней. При этом, на проезжей части главной дороги стоял
автомобиль РЕНО ЛОГАН, который собирался повернуть налево на данную базу
отдыха, но пропускал встречный поток автомашин. Через некоторое время он
увидел, как в заднюю часть данного автомобиля совершил столкновение передней
частью автомобиль ЛУИДОР 3009Z7, от которого автомобиль РЕНО ЛОГАН отбросило на
встречную полосу движения, где тот столкнулся с автомобилем СИТРОЕН С-CROSSER,
отчего последний автомобиль отбросило на его автомобиль.

Допрошенный в судебном заседании первой инстанции в качестве
свидетеля К*** давал показания и подтвердил свои показания, данные им в ходе
следствия, из которых следует, что он как сотрудник ГИБДД УМВД России по
Ульяновской области 18.08.2021 находился на дежурстве и около 11 час. 45 мин.
по сообщению от дежурного о дорожно-транспортном происшествии, произошедшем на
проезжей части *** по Сельдинскому шоссе г. Ульяновска, прибыл на место, где
установил, что произошло столкновение четырех легковых автомобилей: ЛУИДОР
3009Z7, государственный регистрационный знак ***, РЕНО ЛОГАН, государственный регистрационный
знак ***, СИТРОЕН С-CROSSER, государственный регистрационный знак *** и НИССАН
NAVARA 2.5D SE, государственный регистрационный знак ***, которые имели
механические повреждения. В данном ДТП пострадали пассажиры с автомобиля РЕНО
ЛОГАН, которые с места происшествия были доставлены в медицинское учреждение
бригадой скорой медицинской помощи. Со слов водителей вышеуказанных автомобилей
он установил картину происшедшего, а именно то, что автомобиль ЛУИДОР 3009Z7
врезался своей передней частью в заднюю часть стоявшего на дороге автомобиля
РЕНО ЛОГАН, выполнявшего поворот налево в сторону базы отдыха и ожидавшего
проезда встречного потока машин, отчего автомобиль РЕНО ЛОГАН отбросило на
движущийся во встречном направлении движения автомобиль СИТРОЕН С-CROSSER,
который в свою очередь после столкновения отбросило на стоящий автомобиль
НИССАН NAVARA 2.5D SE. После выяснения всех обстоятельств произошедшего, он
совместно со своим напарником в установленном порядке с участием понятых и
водителей оформил необходимые процессуальные документы.

Кроме того, вина осужденного подтверждается следующими
доказательствами:

— протоколом осмотра места совершения административного
правонарушения, которым зафиксирована обстановка на месте вышеуказанного ДТП,
месторасположение автомашин, принимавших в нем участие, их состояние и
повреждения;

— протоколом осмотра предметов, которым осмотрен оптический
диск DVD-R с видеозаписью момента вышеуказанного ДТП, данная видеозапись также
осматривалась в судебном заседании и из ее содержания следует, что она
полностью соответствует вышеприведенным показаниям осужденного, потерпевшего М***
и свидетелей о дорожной обстановке, предшествующей ДТП и самом ДТП;

— схемой дислокации дорожных знаков на месте совершения
вышеуказанного ДТП;

— справкой о погодных условиях на месте произошедшего ДТП,
согласно которой погодные условия в момент ДТП были благоприятными;

— заключением судебной медицинской экспертизы в отношении Ж***.,
согласно которой обнаруженные у нее телесные повреждения, не расценивающиеся
как вред здоровью, могли образоваться 18.08.2021 в результате ДТП;

— осмотром автомашины 2834DJ, государственный регистрационный
знак ***, принадлежащей Х*** зафиксировавшим отсутствие на данной автомашине
повреждений;

— протоколом следственного эксперимента с участием Нуралиева
М.М. и свидетеля Х***а, в ходе которого со слов последних были зафиксированы:
расстояние, на котором находился автомобиль 2834DJ под управлением Х*** от
стоящего автомобиля РЕНО ЛОГАН в момент, когда водитель Х*** его впервые
обнаружил на проезжей части в районе д. № 1 по Сельдинскому шоссе г. Ульяновска
— 152 м.; расстояние, на котором находился автомобиль ЛУИДОР 3009Z7 под
управлением Нуралиева до движущегося впереди него автомобиля 2834DJ под
управлением Х***, то есть дистанция, до того момента как Х*** начал выполнять
маневр объезда — 24 м.; расстояние от автомобиля 2834DJ под управлением Х*** до
автомобиля РЕНО ЛОГАН в момент, когда водитель автомобиля 2834DJ стал смещаться
вправо с целью совершения маневра объезда находящегося на проезжей части
автомобиля РЕНО ЛОГАН, тем самым освобождая сектор обзора водителю автомобиля
ЛУИДОР 3009Z7 — 68 м.; расстояние, от автомобиля 2834DJ под управлением Х***,
начавшего совершать маневр объезда находящегося на проезжей части автомобиля
РЕНО ЛОГАН, до автомобиля ЛУИДОР 3009Z7 под управлением Нуралиева — 27 м. При
этом в ходе следственного эксперимента Нуралиев не согласился с полученным
результатом замера в 95 м. от передней оси автомобиля, имитирующий его автомобиль
ЛУИДОР 3009Z7, до задней оси автомобиля имитирующего автомобиль РЕНО ЛОГАН
(расстояние в момент, когда Нуралиев должен был увидеть из-за автомобиля 2834DJ
автомобиль РЕНО ЛОГАН), пояснив, что данное расстояние составляло около 50
метров;

— заключениями автотехнических судебных экспертиз, согласно
которым в  представленной экспертам
дорожной ситуации водитель Нуралиев должен был руководствоваться требованиями
пунктов 8.1 (в части безопасности маневра), 10.1 (абз.2) Правил дорожного
движения РФ, водитель К*** должен был руководствоваться требованиями пунктов
8.1, 8.2, 8.5, 8.8 Правил дорожного движения РФ и требованиям дорожной разметки
1.2 Приложения 2 к этим же Правилам, водитель С*** должен был руководствоваться
требованием пункта 10.1 (абз.2) Правил дорожного движения РФ, а водитель Х***
должен был руководствоваться требованием пункта 9.9 Правил дорожного движения
РФ. Водитель Нуралиев имел техническую возможность предотвратить наезд на
стоящий автомобиль РЕНО ЛОГАН под управлением К*** при удаленности между этими
транспортными средствами в момент возникновения опасности для водителя
Нуралиева в 95 м. и в 50 м. Действия водителя Нуралиева, не соответствующие
требованиям пунктов 8.1 (в части безопасности маневра), 10.1 (абз.2) Правил
дорожного движения РФ, состоят в причиной связи с происшедшим ДТП;

— заключениями судебных медицинских экспертиз в отношении М***,
согласно которых у него обнаружена закрытая травма грудной клетки: ***, которые
причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и могли
образоваться 18.08.2021 в результате вышеуказанного ДТП;

— свидетельством и справкой о смерти 20.11.2021 В***

— заключениями судебных медицинских экспертиз в отношении В***,
согласно которых у него установлена тупая сочетанная травма тела, проявившаяся
следующими повреждениями: *** Данные повреждения получены от ударного или
ударно-сдавливающего воздействия тупого твердого предмета, индивидуальные и
характерные особенности которого в повреждениях не отобразились, при этом,
одними из областей приложения травмирующей силы в области головы явились:
лобная область; область нижней губы и нижней челюсти справа. Переломы правых
ребер, наиболее вероятно, образовались от локального (прямого) воздействия  тупого твердого предмета, при этом, областями
приложения травмирующей силы в области грудной клетки явились: передняя
поверхность правой половины грудной клетки на уровне 3-9 правых ребер; задняя
поверхность правой половины грудной клетки на уровне 10-11 правых ребер.
Тяжелая закрытая черепно-мозговая травма, проявившаяся вышеуказанными повреждениями,
расценивается как причинившая тяжкий вред здоровью по признаку опасности для
жизни. Закрытая тупая травма правой половины грудной клетки, проявившаяся
вышеуказанными повреждениями, расценивается как причинившая средней тяжести
вред здоровью по признаку длительного расстройства здоровья. Причиной смерти В***
явились последствия тяжелой черепно-мозговой травмы, проявившейся
вышеуказанными повреждениями, в виде хронического гипоксически-ишемического
состояния головного мозга, осложнившегося отеком и набуханием головного мозга,
т.е. черепно-мозговая травма, состоит в прямой причинно-следственной связи с
наступлением смерти В***. Образование вышеуказанной тупой сочетанной травмы
тела не исключается в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего
место 18.08.2021.

На основании этих и иных исследованных в судебном заседании
суда первой инстанции доказательств, которым дана надлежащая оценка, суд первой
инстанции  обоснованно признал осужденного
Нуралиева М.М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.264
УК РФ. Юридическая оценка действиям осужденного дана правильно, оснований для
переквалификации действий Нуралиева М.М., его оправдания, прекращения
уголовного дела, суд апелляционной инстанции не усматривает. 

Давая такую оценку действиям Нуралиева М.М., суд первой
инстанции достоверно установил, что он, управляя автомобилем, в нарушение
требований пунктов 8.1, 10.1 (абз.2) Правил дорожного движения РФ, проявляя
преступную небрежность, приближаясь к стоявшему на проезжей части перед ним
автомобилю РЕНО ЛОГАН, который он не мог не обнаружить, не принял возможные
меры к снижению скорости своего автомобиля вплоть до его остановки, при
выполнении маневра объезда данного автомобиля создал опасность для движения другим
участникам движения, совершив столкновение с ним. Уже после данных действий
Нуралиева автомобиль РЕНО ЛОГАН, выехав от вышеуказанного столкновения на
полосу встречного движения, столкнулся с автомобилем СИТРОЕН С-CROSSER.  В результате описанного дорожно-транспортного
происшествия, явившегося результатом вышеуказанных преступных действий
Нуралиева М.М., пассажир автомобиля РЕНО ЛОГАН В*** от полученных в результате
данного ДТП травм скончался, а второму пассажиру данной автомашины М*** был
причинен тяжкий вред здоровью. Таким образом, нарушение Нуралиевым М.М. вышеуказанных
пунктов правил дорожного движения и его действия по управлению автомобилем
находятся в прямой причинной связи с получением потерпевшими телесных
повреждений, повлекших смерть одного и причинение тяжкого вреда здоровью
другого.

Проанализировав и сопоставив показания осужденного
относительно изложения им фактических обстоятельств произошедшего дорожно-транспортного
происшествия, потерпевших, свидетелей, а также исследованные в судебном
заседании письменные доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному
выводу, что они устанавливают событие преступления и виновность осужденного в
его совершении, в связи с чем совокупностью исследованных доказательств вина Нуралиева
М.М. в нарушении им, управляющим автомобилем, правил дорожного движения,
повлекшим по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью М*** и смерть В***,
установлена в суде первой инстанции в полном объеме.

Оценив показания потерпевших и свидетелей в совокупности с
другими доказательствами по делу, суд первой инстанции пришел к верному выводу,
что в целом они являются последовательными, согласуются между собой и
соответствуют фактическим обстоятельствам дела, будучи допрошенными,
потерпевшие и свидетели показания давали добровольно и последовательно.
Достоверность показаний потерпевших и свидетелей подтверждается также
объективными данными, содержащимися в протоколах осмотров места происшествия и
предметов, следственного эксперимента, заключениях экспертиз и исследованных
документах. При этом судом первой инстанции в том числе была дана оценка и
показаниям свидетеля К*** 

Протоколы осмотров места происшествия, предметов,
следственного эксперимента и допросов, как было достоверно установлено судом
первой инстанции, соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона.
Следственные действия были проведены уполномоченными лицами, ими же составлены
протоколы, участникам следственных действий разъяснены права, обязанности,
ответственность и порядок их производства, в протоколах содержатся указание на
предписанные уголовно-процессуальным законом обстоятельства, они предъявлены
для ознакомления всем лицам, участвовавшим в следственных действиях, подписаны
ими и лицами, составившими протоколы. В ходе следственного эксперимента,
Нуралиеву также была предоставлена возможность самостоятельно определить
необходимые расстояния, подлежащие замерам, его мнение о данных расстояниях
было учтено в протоколе следственного эксперимента и закреплено в нем. Таким
образом, оснований для признания следственного эксперимента недопустимым
доказательством суд апелляционной инстанции не усматривает. 

Нарушений действующего законодательства РФ при назначении
экспертиз и их производстве, также судом первой инстанции обоснованно не
установлено. Экспертам разъяснены права и обязанности, они предупреждены об
уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Сами заключения
являются подробными, мотивированными, полными, дополняющими друг друга, не
вызывают новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств
уголовного дела и сомнений в их обоснованности, не содержат неясностей и
противоречий, соответствуют требованиям статьи 204 УПК РФ, даны
экспертами, имеющими соответствующее образование, стаж работы и специальные
познания. Кроме того, результаты экспертных исследований, осмотров и
следственного эксперимента полностью согласуется с доказательствами виновности
осужденного. Исследованные в суде первой инстанции документы также в полном
объеме подтверждают обстоятельства исследуемого события и полностью
соответствуют действующему законодательству. Предусмотренных законом оснований
для производства дополнительных или повторных экспертных исследований, по
мнению суда апелляционной инстанции,  не
имеется.

Судом перовой инстанции были рассмотрены и обоснованно
признаны  несостоятельными доводы
Нуралиева М.М. и его защитника о том, что в ДТП виноват водитель автомобиля ГАЗ
Х***, двигавшего перед ним, который создал аварийную ситуацию, совершая маневр,
не тормозил, не включал правый «поворотник», а резко неожиданно сместился на
обочину и у него не было технической возможности остановиться, поскольку
расстояние между ним и автомашиной РЕНО ЛОГАН было 30 метров и являлось недостаточным.
Как верно сделал вывод суд первой инстанции, они не соответствуют
действительности и приведены с целью избежать Нуралиевым М.М. ответственности
за совершенное преступление.

Кроме того, как верно указал суд первой инстанции, данные
доводы опровергаются показаниями Х***, который показал, что перед вышеуказанным
маневром он включил указатель правого поворота, и оснований не доверять
показаниям данного свидетеля не имеется, поскольку какой-либо его
заинтересованности в исходе дела в ходе его рассмотрения судом не установлено,
а также заключением вышеприведенной автотехнической экспертизы, которая
установила в действиях Х*** лишь нарушение п. 9.9 Правил дорожного движения,
которое в причинной связи с вышеуказанным ДТП не состоит. Кроме того, в ходе
следственного эксперимента Нуралиев М.М. указал расстояние, на котором он
увидел автомобиль РЕНО ЛОГАН перед столкновением (50 метров). При этом
вышеприведенной судебной автотехнической экспертизой установлено, что на данном
Нуралиев М.М. имел техническую возможность предотвратить наезд на автомобиль.
Однако впоследствии Нуралиев М.М. в этой части изменил свои показания и заявил,
что вышеуказанное расстояние было меньше (30 метров).

Вопреки доводам апелляционных жалоб суд первой инстанции дал
надлежащую оценку всем имеющимся в деле показаниям, а также иным представленным
доказательствам. Оснований для критической оценки доказательств, взятых судом
за основу при постановлении приговора, вопреки доводам апелляционных жалоб, суд
апелляционной инстанции не усматривает, как не усматривает и какой-либо
заинтересованности сотрудников полиции в исходе дела.

По мнению суда апелляционной инстанции, фактически все апелляционные
доводы стороны защиты были предметом рассмотрения суда первой инстанции, им
была дана надлежащая оценка, с которой суд апелляционной инстанции согласен в
полном объеме.  При этом, суд
апелляционной инстанции не усматривает таких доводов, которые могли бы повлечь
отмену или изменение приговора. 

При этом, суд
апелляционной инстанции считает, что доводы апелляционных жалоб не позволяют
усомниться в выводах суда первой инстанции и не содержат основанных на
доказательствах оснований, опровергающих данные выводы.

Судебное разбирательство проведено в соответствии с
требованиями главы 35 УПК РФ, все заявленные сторонами ходатайства рассмотрены
в соответствии с уголовно-процессуальным законом. Односторонности, формальности
при рассмотрении дела судом первой инстанции не установлено. Приговор
постановлен в соответствии с требованиями главы 39 УПК РФ, в нем изложены
исследованные доказательства, которым дана надлежащая оценка. Нарушения права
на защиту, презумпции невиновности, суд апелляционных жалоб не усматривает.
Протокол судебного заседания не содержит нарушений положений ст.259 УПК РФ и
противоречий с приговором суда.

Суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для
признания назначенного наказания несправедливым и несоразмерным содеянному.

Наказание, основное и дополнительное, осужденному назначено
в соответствии с требованиями статьи 60 УК РФ, то есть с учетом характера и
степени общественной опасности совершенного им преступления, личности
осужденного, обстоятельств, смягчающих наказание, которые были реально
установлены в судебном заседании.

С учетом всех обстоятельств по делу суд обоснованно пришел к
выводу о том, что исправление осужденного и цели наказания будут достигнуты при
назначении ему основного наказания в виде лишения свободы, при этом мотивы
назначения наказания, приведенные в приговоре, соответствуют требованиям
закона.

Судом первой инстанции без какого-либо нарушения закона назначено
Нуралиеву М.М. дополнительное наказание в виде лишения права заниматься
определенной деятельностью, а именно, деятельностью, связанной с управлением
транспортными средствами.

Суд при постановлении приговора должным образом мотивировал
отсутствие оснований для применения ст. ст.53.1, 64, 73 УК РФ.

Оснований для признания приговора несправедливым вследствие
чрезмерной суровости назначенного наказания, суд апелляционной инстанции не
находит.

Сообщение
о новых сведениях, положительно характеризующих осужденного, смягчающих
наказание обстоятельствах, не может повлечь смягчение назначенного приговором
наказания, являющегося справедливым.

При этом, суд апелляционной инстанции не усматривает
смягчающих наказание обстоятельств, которые не были бы учтены судом первой
инстанции и могли бы повлечь смягчение наказания.

Иные вопросы по вещественному доказательству, процессуальным
издержкам, по определению вида исправительного учреждения, назначенного для
отбывания осужденному наказания, судом первой инстанции решены правильно и
приговор в части их разрешения изменению или отмене не подлежит.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона,
неправильного применения уголовного закона, несправедливости приговора,
влекущих отмену либо изменение приговора суда, не установлено.

Таким образом, с учетом изложенного, оснований для
удовлетворения апелляционных жалоб не имеется.

Руководствуясь статьями 389.13, 389.20, 389.28 и 389.33 УПК
РФ, суд апелляционной инстанции 

 

ПОСТАНОВИЛ:

 

приговор Ленинского районного суда г. Ульяновска от 19
сентября 2022 года в отношении Нуралиева Марата Маджитовича оставить без
изменения, апелляционные жалобы – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в
кассационном порядке по правилам главы 471 УПК РФ в судебную
коллегию по уголовным делам Шестого кассационного суда общей юрисдикции путём
подачи кассационной жалобы или представления:

— в течение шести месяцев со дня вступления в законную силу
итогового судебного решения, а содержащимся под стражей осуждённым – в тот же
срок со дня вручения ему копии такого вступившего в законную силу судебного
решения, – через суд первой инстанции для рассмотрения в предусмотренном
статьями 4017 и 4018 УПК РФ порядке;

— по истечении вышеуказанного срока – непосредственно в суд
кассационной инстанции для рассмотрения в предусмотренном статьями 40110-40112
УПК РФ порядке.

Лицо, в отношении которого вынесено итоговое судебное
решение, вправе ходатайствовать об участии в рассмотрении уголовного дела судом
кассационной инстанции.

 

Председательствующий

 

 

Законно осужден по ч.3 ст. 264 УК РФ

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи «Законно осужден по ч.3 ст. 264 УК РФ»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here