История Учить учителей! К 90-летию УлГПУ

Учить учителей! К 90-летию УлГПУ

6

Ровно 90 лет назад, 1 октября 1932 года начался учебный процесс в Ульяновском педагогическом институте, старейшем из существующих ныне и самом заслуженном высшем учебном заведении нашего города. Ещё бы, ведь все мы учились, учимся или будем учиться – и большинство из нас, жителей Ульяновска и Ульяновской области наставляли и наставляют на дороге знаний выпускники этого самого института, в 1994 году получившего статус университета. Школа, несмотря на все переживаемые ею кризисы, остаётся очень важным элементом социализации и воспитания человека. Значит, и дальше будут востребованы педагоги, и будет функционировать ульяновский «пед».

Возникновение института было связано с конкретными историческими событиями. В Советском Союзе с 1930 года было введено всеобщее начальное образование. Серьёзность и масштабность происходившей реформы подчёркивалась тем, что во главе Наркомата просвещения был поставлен член ЦК ВКП (б) – единственный случай в истории системы советского образования – начальник Политического управления Рабоче-крестьянской Красной армии Андрей Сергеевич Бубнов (1884 – 1938). Новым школам, возникавшим по всей стране, срочно требовались педагогические кадры.

В центре снимка – Андрей Бубнов, будущий нарком просвещения, и Мария Ульянова, младшая сестра Ленина, 1926 год

Впрочем, превознося собственные заслуги, советская власть сознательно подзабывала, что программу введения всеобщего, причём, бесплатного первоначального образования декларировал последний российский император Николай II (1868 – 1918) в 1908 году. За четыре года расходы на народное образование в Российской империи только по линии Министерства народного просвещения официально выросли почти в четыре раза, с 40 до 150 миллионов рублей. Официально страна ежегодно добирала по пять тысяч новых школ и по полумиллиону учащихся.

Но такой уверенный старт только подчёркивал остроту проблем, выявлявшихся в ходе реформы: тут и нехватка кадров, и незаинтересованность широких масс крестьянского населения, традиционно, а, главное, в сути сложившейся системы народного образования в империи. В пресловутой «схватке за умы», а точнее говоря, во взаимосвязанные с ней материальные преференции, у Министерства народного просвещения существовало два могущественных конкурента – земство, зиждившееся на дворянстве местное самоуправление, и православная Церковь с собственными системами земских и церковно-приходских школ; против просветителей играли куда более влиятельные ведомства, Министерство внутренних дел и Святейший Синод.

Только революция, каким бы парадоксом это ни звучало, смогла разрешить ситуацию: земства были ликвидированы, Церковь лишена государственных дотаций и права вести образовательную деятельность. Но прошёл ещё не один год, прежде чем должным образом восстановилось всё подорванное военными и революционными потрясениями.

Мы не просто вспомнили последнего русского императора. Новорожденный Ульяновский педагогический институт символично расположился в здании, где до революции находились Вторая симбирская мужская гимназия и дворянский пансион-приют имени того самого Николая II.

Старый корпус Ульновского пединститута, бывший пансион-приют императора Николая II

При своём «рождении» институт получил имя Максима Горького (1868 – 1936), классика пролетарской литературы, зачинателя творческого метода социалистического реализма. Именно осенью 1932 года в Советском Союзе неумеренно чествовали «Буревестника революции», как нередко именовали самого издаваемого в СССР писателя: отмечалось 40-летие творческой деятельности литератора и его окончательное возвращение в СССР из итальянского городка Сорренто, обожаемого мировыми литературными знаменитостями XIX – XX столетий, в котором Максим Горький лечил свой туберкулёз.

Выпуск курсов по подготовке учителей 1937 года. На паспарту помещены портреты А. Пушкина и М. Горького, вырезаны фото репрессированных педагогов

В честь Максима Горького, ценимого Иосифом Сталиным, был переименован его родной город Нижний Новгород, был назван Литературный институт в Москве – ну, и заодно ульяновский «пед». Кстати, рядом с институтом, на пустовавшем с 1917 года постаменте бюста-памятника Петру Столыпину, планировали установить бюст Максима Горького. Затея отчего-то не выгорела, но в 1948 году на постамент водрузили-таки изображение писателя, бюст симбирского уроженца Ивана Гончарова.

В 1956 году «пед» переименовали в честь директора народных училищ Симбирской губернии, отца создателя Советского государства Владимира Ильича Ульянова-Ленина Ильи Николаевича Ульянова (1831 – 1886). И хотя вновь вмешался внешний фактор, 125-летие Ильи Николаевича, отмечаемое традиционным набором мероприятий, включавших обязательные наименования улиц и учреждений, новое имя для вуза следует признать куда как более удачным, связанным с сутью учебного заведения. Илья Ульянов был не просто папой своего сына, но выдающимся, за пределы губернских масштабов, организатором и деятелем на ниве народного просвещения, талантливым педагогом.

При создании пединститута в Ульяновске планировалось, что он будет агропедагогическим, то есть готовить педагогов для сельских школ. В дореволюционные времена, готовя сельских батюшек и учителей, им в подобных случаях преподавались необходимые в сельской жизни и в собственном быту медицинские и хозяйственные навыки. Однако советское время множило на селе конкретных специалистов: фельдшеров, ветеринаров, агрономов, так что смежные знания будущим педагогам, казалось, нужны не очень. С другой стороны, постоянно растущие советские города не менее, а даже более нуждались в квалифицированных кадрах – например, чтобы устроиться рабочим на тот же завод имени Володарского с середины 1930-х годов требовалось образование не менее семи классов. Короче, агро-профиль отпал ещё до открытия вуза.

Первым ректором Ульяновского пединститута стал Василий Павлович Овсейчик (1898 – 1938), ранее работавший заместителем ректора самарского Средне-волжского педагогического института. Достижения Василия Павловича были оценены по достоинству – он был назначен заведующим отделом народного образования Красноярского края. Но летом рокового 1937 года Василий Овсейчик был арестован, по стандартным обвинениям в контрреволюционной деятельности, а год спустя, 16 июля 1938 года, осуждён к высшей мере наказания и в тот же день расстрелян…

Три отделения: историко-экономическое, химико-биологическое, физико-математическое, около сотни студентов и 12 педагогов, библиотека в 2500 томов и стипендия в 32 рубля — так всё начиналось. Местная пресса с пролетарским оптимизмом описывала начало работы вуза: «Пединститут полностью укомплектован педагогическим составом и учащимися. При институте оборудованы прекрасная библиотека, военный кабинет, химическая лаборатория. Все помещения заново оборудованы и отремонтированы».

Студенты-биологи Ульяновского педа. 1935 год

На бумаге всё было прекрасно. А в жизни в течение первого года 47 учащихся оставили учёбу, не устояв против трудностей окружающего быта, скудной стипендии, неважной кормёжки, холода в аудиториях и в общежитии.

Но большая половина студентов выдюжила, перенесла, продолжила учиться. В июле 1933 года нарком просвещения Андрей Бубнов посетил Ульяновск, выступил перед коммунистами с докладом о 30-летии II съезда РСДРП и с удовлетворением констатировал, что Ульяновский пединститут, его преподаватели и студенты «обнаружили у себя достаточно внутренних сил и держат высоко знамя педагогического образования».

Юный вуз рос, прирастал факультетами, специальностями, учебными корпусами, общежитиями и числом обучающихся студентов, которых к первому круглому юбилею вуза, его десятилетию, было почти 2500 человек. В скорбные 1930-е годы над «педом» не раз сгущались тучи, виной чему была неистребимая во власть предержащих любовь к «оптимизации». Нарком Бубнов, благоволивший к институту, был арестован и расстрелян. Ульяновск был всего лишь райцентром в Куйбышевской области, и послебубновский Наркомпрос рассматривал вопрос о закрытии педвуза как самостоятельного учреждения и превращения его в филиал Куйбышевского педагогического института. Дошло до отмены набора. Считалось, что вуз не справляется с организационными и учебными задачами, допуская высокий процент отсева студентов; хотя, может, всё было как раз наоборот, и учиться оставались только лучшие из лучших?..

Впрочем, уже до войны, к концу 1930-х годов, стало ясно, что «эксперимент» с укрупнением Куйбышевской области оказался не вполне удачным, и Ульяновску рано или поздно будет возвращён статус центра самостоятельной административно-территориальной единицы. Ликвидаторские усилия в отношении Ульяновского «педа» были остановлены, с 1938 года вуз вновь стал набирать студентов.

Выпускники литературного отдела 1941 года

В январе военного 1943 года была образована Ульяновская область, а в октябре того же года в Ульяновском пединституте был открыт исторический факультет. Я не учился на истфаке, хотя в силу моих увлечений краеведением и профессиональной деятельности многих его выпускников и деятелей я знаю лучше всего. Здесь училась и моя супруга – работая над дипломом, она прониклась интересом к моим публикациям, который потом перерос в человеческий интерес и взаимоотношения.

Именно истфаку Ульяновск обязан одним из самых ярких, авторитетных, кропотливых исследователей своей истории. Коренной москвич Сергей Львович Сытин (1925 – 2001) начал преподавательскую деятельность в Ульяновском педагогическом институте в 1952 году – и именно здесь он трудился, на протяжении десятилетий возглавляя кафедру всеобщей истории. Симбирск-Ульяновск был для Сергея Львовича увлечением, даже страстью – но среди «серьёзных» историков кандидат исторических наук Сытин был известен как специалист по Великой французской революции.

Собственно, и первая публикация Сергея Львовича в «Учёных записках Ульяновского государственного педагогического института» в 1956 году звучала как «Борьба плебейских масс Парижа во главе с Ру и Леклерком за удовлетворение своих социально-экономических требований в июле-сентябре 1793 года», а первая брошюра, выпущенная в 1960 году, называлась «Как работать над курсовой темой по новой истории: в помощь студенту-заочнику».

Кстати, и собственные мои исторические предпочтения некогда полагали далеко за границами исторического Симбирска-Ульяновска – Древний Восток, библейская история. Однажды я был совершенно поражён фактом, что в Ульяновском пединституте в 1950 – 1954 годах преподавал Иосиф Давидович Амусин (1910 – 1984), признанный в мире специалист по древнейшим найденным спискам библейских текстов, так называемым рукописям Мёртвого моря, первый советский учёный, вопреки господствовавшей идеологии признавший историчность Иисуса Христа.

Личный листок по учёту кадров из личного дела Иосифа Амусина. 1949 год

Участник Великой Отечественной войны, обороны Ленинграда, неоднократно арестовывавшийся за свои взгляды и политические убеждения, Иосиф Амусин вынужденно должен был перебраться в Ульяновск из Ленинграда во время так называемой «борьбы с космополитизмом», в рамках которой сталинские власти обвиняли научную и творческую интеллигенцию в «низкопоклонстве перед Западом» и недостатке внимания к отечественным достижениям, что иронически выразилось формулой «СССР – родина слонов».

«Широко образованный ученый и вполне самостоятельный исследователь, Амусин имеет с честью вести преподавание исторических дисциплин как в университете, так и в любом педвузе Советского Союза» — значилось в характеристике Иосифа Давидовича, представленной при поступлении на работу в Ульяновский педвуз.

Торжественное открытие нового корпуса пединститута 5 мая 1971 года

К 100-летию со дня рождения, рядом с Ленинским Мемориалом был заложен новый корпус пединститута, введённый в эксплуатацию 5 мая 1971 года, то есть в год 140-летия Ильи Ульянова. Здание выразительно и по праву стало одним из архитектурных символов советского Ульяновска. Но от тех, кто учился в нём, неоднократно приходилось слышать, что здесь не очень уютно. Оно и понятно – высокие окна, вдобавок к эффектному расположению на волжском косогоре на семи симбирских ветрах, мало способствуют сохранению тепла.

Городская легенда гласит, что новый корпус Ульяновского «педа», дескать, проектировался для солнечного Ташкента, и только из-за предъюбилейной спешки попал на не самую подходящую ульяновскую почву. На самом же деле здоровые окна и прочие внешние конструктивные элементы должны были визуально облегчить восприятие фасадов пединститута, чтобы его громада не противопоставлялась, а, напротив, подчёркивала архитектурные достоинства расположенного напротив Ленинского Мемориала.

В 1982 году, в ознаменование полувекового юбилея, «за большую работу в деле подготовки и воспитания педагогических кадров» Ульяновский государственный педагогический институт имени Ильи Николаевича Ульянова был удостоен ордена «Знак Почета». В иерархии государственных наград, вручавшихся городам, предприятиям, творческим коллективам, образовательным учреждениям, орден «Знак Почета» считался третьим после орденов Ленина и Октябрьской революции. Это значит, что подразумевались возможности роста – и ожидались новые юбилеи и свершения. Вот только СССР закончился в 1991 году – а Ульяновский «пед» продолжает свою историю…

Иван СИВОПЛЯС

Учить учителей! К 90-летию УлГПУ

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи «Учить учителей! К 90-летию УлГПУ»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here