История Строил Ульяновск по первому генплану: жизнь и работа архитектора Голенко

Строил Ульяновск по первому генплану: жизнь и работа архитектора Голенко

33

Историк и краевед Иван Сивопляс рассказывают о Евгении Голенко: главном архитекторе Ульяновска и области после Великой Отечественной войны. Именно Голенко реализовывал первый в истории регионального центра генеральный план и во многом сделал город таким, какой он есть сейчас.

В 1943 году Ульяновск сделался центром Ульяновской области. Новый статус предполагал и новый облик города, значительно преобразившегося за время Великой Отечественной войны. За считаные дни до великой Победы, 6 мая 1945 года был утверждён проект генерального плана, а через полтора года, осенью 1946-го – и сам генеральный план, рассчитанный на развитие города до 1960 года.

План предполагал увеличение населения регионального центра до 275 тысяч человек, прирастание его Засвияжьем и кардинальное преображение центральной части Ульяновска, превращение его в сталинский «город-сад».

Вид Ульяновска согласно генплану 1946 года

Если мы взглянем на сохранившееся изображение, запечатлевшее перспективный вид центральной части города, то наверняка поразимся грандиозности предлагаемых планов – лестница, устремлявшаяся к Волге от площади Ленина, колонны, портики, башни, в лучших традициях «сталинского ампира». Из существующих исторических зданий на проекте можно разобрать разве что бывший корпус присутственных мест, ныне главный корпус аграрного университета, и краеведческий музей – даже на месте гимназии, где когда-то учился Ульянов-Ленин, высится нечто четырёхэтажное; правда, выстаивает Карамзинский сквер.

Центром города мыслился 45-метровый Дворец Ленина, от которого через площадь имени Ленина, улицы Кузнецова и Горького, нынешнюю Минаева, пролегала бы парадная магистраль, уводившая в Засвияжье, к автомобильному заводу с расположенной перед ним не менее грандиозной площадью имени Сталина.

Разработкой проекта занимался располагавшийся в Ленинграде центральный Государственный институт съёмки и планировки городов и проектирований гражданских учреждений ГИПРОГОР. На месте, в Ульяновске, в преддверии колоссальных грядущих изменений, ещё весной 1946 года был назначен главный архитектор города и начальник Ульяновского областного отдела по делам архитектуры и строительства фронтовик Евгений Иванович Голенко (1916 – 1976). Он был человек нетривиальный, думающий, сделал очень много для развития и благоустройства нашего города – и, что тоже очень важно, для сохранения и популяризации его архитектурного наследия.

Евгений Голенко родился во Владимире – но успел пожить ещё в Симбирске, куда в 1921 году перебралась его семья. Она была с религиозными традициями, настолько крепкими, что даже будучи лейтенантом Красной армии, Евгений в письмах к родным вспоминал детство с религиозными праздниками, «как носили в церковь куличи». С детства, видимо, выработалась и несвойственное для советского функционера уважение к религиозной архитектуре.

Весной 1934 года студентом Ульяновского стройтехникума 18-летний Евгений Голенко зарисовал кафедральный Троицкий собор, и зарисовка эта имеет ценность исторического документа. Это – одно из последних известных нам реальных изображений монументального символа старого Симбирска, сделанное незадолго до его уничтожения в 1936 году.

Кафедральный Троицкий собор, зарисованный с натуры студентом Евгением Голенко в апреле 1934 года

Впрочем, как архитектор, зодчий, Евгений Иванович прекрасно понимал значение куполов и колоколен для формирования выразительного облика всякого города, в том числе столь любимого им Симбирска-Ульяновска. «Когда были разобраны основные объёмные и высотные доминанты города, соборы на площади Ленина, Вознесенская церковь с башней для часов, силуэт города потерял свою выразительность, и застройка приобрела плоскостный характер», — говорил он в лекции, прочитанной в 1952 году, ещё при жизни Сталина, когда подобные мысли звучали откровенной крамолой.

В 1940 году Евгений Голенко блестяще, с отличием окончил Казанский строительный институт, получив квалификацию инженера-строителя и направление в аспирантуру после двух лет отработки, но дальше случилась война. Окончив по ускоренному курсу эвакуированное в Иркутск Черниговского военно-инженерное училище, в марте 1942 года лейтенант Голенко попал на фронт командиром сапёрного взвода. Войну он окончил победной весной 1945 года майором и командиром батальона с четырьмя боевыми орденами, среди которых орден Александра Невского, довольно редкий и потому особенно уважаемый среди фронтовиков. Батальон майора Голенко разминировал и минировал, строил оборонительные рубежи, мосты и дороги.

Последним фронтовым эпизодом была, кстати, паромная переправа через реку Эльбу, на которой встречались союзники, советские и американские солдаты 25 апреля 1945 года. Выглядела она, конечно, неказисто, зато действовала!

Американские солдаты переправляются на советский берег на пароме, наведённом батальоном майра Голенко. Их встречают советские солдаты. 25 апреля 1945 года

После разрушительной войны строительство, зодчество выглядели одним из самых достойных и востребованных поприщ. Да, Ульяновск не пострадал от бомбёжек и городских боёв – но выглядел он провинциально и уныло, тем более, казалось бы, должен был «выиграть» от войны за счёт изменения административного статуса, увеличения числа жителей, появления крупных промышленных предприятий. Провинциализм выпирал, в первую очередь, в отсутствии благоустройства, в «никаких» дорогах, в скотине, бродившей по улицам.

Главный архитектор Ульяновска Евгений Голенко с женой Еленой Сергеевной (1926 — 1974). Декабрь 1946 года

Первые проекты 30-летнего городского архитектора Евгения Голенко касались именно благоустройства Ульяновска: спланирован сквер на площади III Интернационала, перед областной больницей; разработаны проекты металлических ограждений для бульваров и скверов города; проекты деревянных ограждений домовых участков Ульяновска, а также для высаженных насаждений по улицам города.

Чугунные решётки парков, бульваров и скверов не просто изготавливались по оригинальным проектам Евгения Ивановича и отливались на местных предприятиях. Их узоры разрабатывались с учётом места установки! Например, вдоль кромки Нового Венца, откуда открывался вид на Волгу, через секции ограды катила «волна», а ограждения скверов на улице 12 Сентября, связанной с событиями Гражданской войны, украшала советская символика, серпы и молоты. В эскизах вариантов было ещё больше, жаль, не все они воплотились в чугуне.

Установка чугунных решеток на Новом Венце и последующее благоустройство. На втором фото в левом углу видна гипсовая статуя Сталина, стоявшая на крыльце сельхозинститута. 1947 год

За несколько послевоенных лет в городе было высажено 6380 деревьев, 36 тысяч кустарников, разбито 4,5 тысячи квадратных метров цветников. Были заасфальтированы 5 тысяч квадратных километров дорог и ещё 15 тысяч замощены камнем. В 1948 году Евгений Голенко спроектировал реконструкцию бульвара Новый Венец. Это было вдвойне символично и выразительно. С одной стороны, Ульяновск готовился отметить День города, юбилейное 300-летие, во второй раз в истории, впервые с 1898 года. Во-вторых, Новый Венец ещё с середины XIX века был любимым местом прогулок горожан, то есть местом хорошо известным, а значит, знаковым.

Проект реконструкции бульвара Новый Венец, составленный Евгением Голенко в 1948 году

В преддверии замышлявшейся масштабной реконструкции Евгений Иванович, кажется, впервые в истории Ульяновска предметно поднял тему сохранения исторического монументального наследия. Уже в 1946 году он поставил вопрос об утверждении памятниками архитектуры не только зданий XIX столетия, например, Дворца Книги или Гостиного двора, к сожалению, разрушенного в 1960-е годы, но и относительно новых на тот момент времени объектов: появившихся уже в начале XX века Дома Шатрова, кинотеатра «Художественный», памятника Карлу Марксу.

Нереализованный проект эспланады к берегу реки Волги, составленный Евгением Голенко в конце 1940-х годов

Собственных масштабных архитектурных проектов Евгения Ивановича, каких-то зданий и сооружений, на которые можно было бы показать пальцем, реализовано не было. Он всё-таки вынужден был реализовывать себя как чиновник, организатор и надзирающий за процессом. Но Голенко с особым чувством относился к творениям своих коллег, украшавших Ульяновск своими сооружениями. Взять, например, 38-метровое здание вокзала Ульяновск-1, считающееся лучшим творением советского архитектора Михаила Абрамовича Готлиба. Дважды, в 1951 и 1954 годах, Евгений Голенко возбуждал перед Управлением по делам архитектуры Совета министров РСФСР вопрос о награждении архитектора Готлиба Сталинской премией.

Вначале проект отклонили, ссылаясь на то, что вокзал не достроен, а после умер Сталин, и скоро стал неактуален «сталинский ампир», в традициях которого строилось здание вокзала. С высоких трибун клеймились архитектурные «излишества» и «украшательства», и Евгению Ивановичу тоже немало досталось за «претенциозную и неаргументированную характеристику здания железнодорожного вокзала».

Ему трудно и всё труднее давалось общение с начальством, но он всегда принципиально отстаивал свою точку зрения, причём делал это и публично. «Трудящиеся нашего города предъявляют серьёзные претензии к архитекторам и строителям. Они справедливо считают, что дома в Засвияжье и на Среднем Венце похожи друг на друга, — писал Евгений Иванович в статье «В чем красота города», опубликованной в феврале 1961 года. — И дело здесь не в проектах, а в порочной практике строительства, когда заботятся только о том, чтобы побыстрее ввести в эксплуатацию квадратные метры жилой площади и забывают о благоустройстве и озеленении квартала, а также о качестве внешней архитектурной отделки».

У Евгения Ивановича не очень складывались отношения с новым «хозяином» Ульяновской области, назначенным в 1961 году первым секретарём обкома КПСС Анатолием Андриановичем Скочиловым (1912 – 1977). Шло к закату время хрущёвской «оттепели». Лидер Компартии Никита Сергеевич Хрущев (1894 – 1971) публично и в хамской форме чихвостил творческую интеллигенцию, задавая «эталон» для начальства на местах. А Евгений Иванович был по-настоящему интеллигентным, очень культурным человеком, а это нередко кажется слабостью и провоцирует хамов, тем паче высокопоставленных.

В 1965 году на одном из заседаний в облисполкоме у Голенко произошёл конфликт со Скочиловым. Секретарь обкома нажимал на вопрос, в котором был некомпетентен, на что прямо указал Евгений Иванович. Через два дня его сняли с должности начальника областного отдела по делам архитектуры, и он вынужденно стал работать главным инженером в институте «Ульяновскгражданпроект».

Троицкий и Николаевский соборы Симбирска на акварельном рисунке Евгения Голенко

Евгений Голенко много рисовал ставший ему родным город, не только с натуры современный ему Ульяновск, но и Симбирск, который он видел, запомнил, нёс в своём сердце. Вечером 7 ноября 1976 года, когда Евгений Иванович проходил через площадь Ленина, бывшую Соборную, сердце это, уже давно дававшее сбои, нестерпимо заболело. Он поднялся на крыльцо обкома, желая войти в здание и попросить о помощи, но не хватило сил. Когда дежурный милиционер заметил лежавшего на крыльце человека и вышел, чтобы узнать, что с ним, было уже поздно…

Строил Ульяновск по первому генплану: жизнь и работа архитектора Голенко

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи «Строил Ульяновск по первому генплану: жизнь и работа архитектора Голенко»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here