История Симбирские грузины

Симбирские грузины

88

Симбирский-Ульяновский край – исстари край многонациональный. Русские, татары, мордва, чуваши составляют основу этого многообразия, но ими оно отнюдь не ограничено. Нации и народы, и отдельные их представители вписывают яркие страницы в историю края.

В 1724 году грузинский царь Вахтанг VI (1675 – 1737) вынужден был покинуть свою разоряемую непрекращающимися войнами страну и по приглашению Петра I переселиться в Россию. За царём последовало без малого полторы тысячи грузинских дворян, для которых Россия стала новой родиной. Царь Вахтанг VI со свитой осел в Астрахани, в те времена, одном из самых больших и богатых городов в Российской империи, и судьбы многих из сопутствовавших ему грузин с самого начала связались с Поволжьем.

Среди них был князь Мелхиседек Мелхиседекович Бараташвили (1703 – ок. 1765). Потомок древнего, известного с XV века, княжеского рода в новом отечестве был Астраханским полицмейстером, Саратовским воеводой. Мелхиседек Бараташвили обрусел, стал зваться Михаилом Михайловичем, и его фамилию сократили до Баратаев. В семье князя Мелхиседека-Михаила Бараташвили-Баратаева родилась целая плеяда выдающихся российских администраторов.

Михаил Баратаев.

Князь Иван Михайлович Баратаев (1738 – 1810) служил Уфимским наместником и губернатором, а до этого возглавлял Симюбмирскую палату уголовных дел. Князь Семен Михайлович Баратаев (1745 – 1798) за взятие турецкой крепости Очаков был награждён орденом св. Георгия 3-й степени и дослужился до Казанского генерал-губернатора. Особенно драматична оказалась судьба младшего в семействе князя Андрея Михайловича Баратаева (1747 – 1774), который в пору Пугачевского бунта командовал артиллерией в Саратове. Оказавшись в безвыходной ситуации, князь вынужден был присягнуть самозваному «Петру III». Но пугачевцы, заподозрив, что князь Баратаев внедрён к ним для шпионажа (может, так они и действительно было), всё равно казнили его.

Сергей Баратаев.

Но нам особенно интересен старший среди братьев, генерал-майор князь Петр Михайлович Баратаев (1734 – 1789), в 1780 году назначенный наместником во вновь образованное Симбирское наместничество. Фактически, князь Петр Михайлович был самым первым Симбирским губернатором.

Быть первым, конечно, особенно непросто. Но князь Петр Михайлович мог положиться на команду неформальных единомышленников – масонов. В симбирских пределах обретался один из «столпов» российского масонства, Иван Петрович Тургенев (1752 – 1807). Масонов принято демонизировать, выставляя врагами религии и государственной власти, но российские масоны были вовсе не таковы. «Кто может быть добрым гражданином и верным подданным», называлось главное сочинение Ивана Тургенева.

Карамзинская беседка, масонский храм в Симбирске.

В 1784 году под руководством Ивана Тургенева в Симбирске открылась масонская ложа «Золотой Венец», Великим мастером которой стал сам инициатор, а Управляющим мастером – вице-губернатор Александр Федорович Голубцов (1735 – 1796), ключевая фигура во всей системе управления Симбирским наместничеством.

Академик Михаил Гаспаров остроумно сравнивал российских масонов с тимуровцами при официальной пионерской организации. Они тоже стремились делать добрые дела, просвещать, благотворить, и это куда как интереснее под флёром тайны, под обёрткой из посвящений и ритуалов. Вот только Российское государство во все времена крайне подозрительно относилось ко всяким частным инициативам, будь то даже вполне верноподданным. Вскоре после того, как летом 1789 году началась Великая Французская революция, на российских масонов обрушились репрессии, принявшие характер разгрома. Князь Петр Михайлович был от этого милован – он скоропостижно скончался 2 сентября 1789 года и навеки упокоился в симбирской земле, с которой он ещё при жизни пожелал сродниться.

Масонская грамота князя Баратаева.

В 1782 году князь Петр Баратаев приобрёл 600 десятин земли в 12 верстах от губернского города, на которой основал своё имение, село Баратаевку. 25 января 1784 года в княжеской семье родился сын Михаил Петрович Баратаев (1784 – 1856), которого нередко называют самым знаменитым из всех отпрысков княжеской семьи.

Он участвовал в Наполеоновских войнах, являя высокую личную храбрость, но из-за последствий боевых ранений в 1809 году вынужден был оставить военную службу. Ещё в армии князь Михаил Баратаев стал масоном, достиг высших посвящений, получив Орденское имя Рыцаря великого орла и девиз: «Смотря на Солнце, не страшусь молний». Вернувшись в Симбирск, он занимался хозяйством и общественной деятельностью. В 1818 году при деятельном участии князя Баратаева в Симбирске открылась масонская ложа «Ключ к добродетели», закрепившая за Симбирском статус провинциальной столицы российского масонства.

Правда, в 1822 году деятельность масонов в России была официально запрещена, а в 1826 году масонство неожиданно аукнулось князю Баратаеву обвинением в сотрудничестве с декабристами. Он был арестован и брошен в казематы Петропавловской крепости, где провёл не лучших три месяца своей жизни. Но всё разъяснилось, император Николай I распорядился освободить князя Михаила Петровича и скоро, как моральную компенсацию, присвоил ему чин статского советника.

В 1820 – 1835 годах князь Михаил Баратаев неоднократно избирался Симбирским губернским предводителем дворянства, в буквальном смысле являясь вторым человеком в губернии. В году князь Михаил Петрович пожелал породниться с ещё одним симбирским грузином, князем Дмитрием Леоновичем Дадиани (1801 – 1851), выдав за него свою старшую дочь княжну Елизавету Михайловну Баратаеву.

Древний грузинский княжеский род Дадиани был известен с XII века. В симбирских пределах князья Дадиани появились ещё в первой половине XVIII века, когда родоначальник российской ветви славного рода князь Егор Леонтьевич Дадиани (1683 – 1765) приобрёл имение в селе Старая Бесовка в Ставропольском уезде, нынешнем Новомалыклинском районе. Старший брат князя Дмитрия, также симбирский уроженец князь Александр Леонович Дадиани (1800 – 1865) был героем кампаний против Персии и Турции в Закавказье, обласкан императором Николаем I, назначен флигель-адъютантам и командиром Эриванского пехотного полка.

Александр Дадиани.

Герб грузинских князей Дадиани.

Тем, временем, Симбирский губернатор в 1831 – 1835 годах Александр Михайлович Загряжский (1797 – 1883), слывший большим поклонником прекрасного пола, стал намекать на короткость отношений с княжной Баратаевой, слухи о чём мгновенно разлетелись по городу, обернувшись скандалом, а после многолетним внутренним кризисом. Симбирское общество, солидаризуясь с своим предводителем, так или иначе отвергало назначаемых в Симбирск губернаторов, и так продолжалось вплоть до 1840 года.

Историю удалось разрешить, только отправив князя Михаила Петровича подальше из Симбирска, в почётную ссылку на родину предков, начальником Закавказского таможенного округа в Тифлис. Но и там неугомонный князь Баратаев не сидел сложа руки. Он увлёкся грузинской нумизматикой, собрал уникальную коллекцию монет и издал книгу «Нумизматические факты Грузинского царства», за что был избран в Парижскую Академию наук. Но, всё равно, родине предков, князь Баратаев предпочёл свою малую родину – в 1843 году он вышел в отставку и вернулся в Симбирск.

Состоявшийся, таки, брак княжны Баратевой с князем Дадиани не принёс супругам большого счастья. Они жили бездетными, а в 1851 году князь Дмитрий Леонович Дадиани был убит крестьянами в своём казанском имении – полагают, что за назойливые ухаживания за крестьянскими жёнами и дочерями.

Исключительную роль в жизни края, вслед за Петром Михайловичем и Михаилом Петровичем, сыграл, соответственно правнук и внук последних, князь Сергей Михайлович Баратаев (1861 – 1930). В 1901 году кандидат естественных наук князь Сергей Баратаев был избран Председателем Симбирской губернской земской управы, третьим по значению человеком в губернии. Земство занималось просвещением, дорогами, медициной, благоустройством. При князе Сергее Михайловиче Симбирск украсился замечательным зданием губернской земской управы – ныне Ульяновский почтамт.

В 1905 году Симбирское дворянство выбрало князя Баратаева своим депутатом в самую Первую Государственную Думу. В начавшей работу 27 апреля 1906 года Думе князь Сергей Михайлович вошёл в самую большую и оппозиционно настроенную фракцию конституционных демократов, кадетов: из 499 депутатов в неё входило 176 человек.

Сбор Первой Государственной Думы был инициирован событиями Первой русской революции 1905 – 1907 годов, начавшейся с событий Кровавого воскресенья 9 января 1905 года. Именно на 1905 год пришёлся пик основных революционных событий, в большинстве подавленных силой оружия. С началом работы Государственной Думы кадеты поставили вопрос об амнистии всех политических заключённых, отмене смертной казни, но исполнительные власти от этих требований отмахнулись.

Кадетская фракция за подписью 42 депутатов выдвинула законопроект, предусматривавший дополнительное наделение крестьян землёй за счёт казённых, монастырских, церковных, удельных земель.

Первая Государственная Дума за 72 дня работы одобрила всего два законопроекта, об отмене смертной казни и об ассигновании 15 миллионов рублей в помощь пострадавшим от неурожая, внесённый правительством – причём, в пику правительству сумма была значительно снижена от первоначально предлагаемых 50 млн рублей.

8 июля 1906 года император Николай II распустил неугодную Думу. 9 июля самые решительно настроенные депутаты в городе Выборге подписали так называемое Выборгское воззвание, обращение «Народу от народных представителей», с призывом к гражданскому неповиновению. Под распубликованными экземплярами воззвания стояла и подпись князя Сергея Баратаева – хотя, сам он впоследствии факт подписания Выборгского воззвания неоднократно отрицал, и факт этот остался недоказанным даже в ходе официального судебного разбирательства, в результате которого были привлечены к суду и осуждены к трехмесячному заключению почти 170 бывших депутатов.

Но в Симбирске депутату-либералу не спустили приятели-помещики, прославленные своим консерватизмом. На экстренном дворянском собрании, 2 мая 1907 года, князь Баратаев был с треском исключен из дворянского собрания, как выступивший против царя и опорочивший, тем самым, имя дворянина.

И тогда титулованный аристократ вынужден был приписался к крестьянскому обществу села Баратаевка, своего родового владения! Прямо крестьянином он, конечно, не подписывался – но в документах, требовавших указания на сословную принадлежность, должен был писаться приписанным к крестьянскому обществу князем!

В крестьянах князь Сергей Михайлович проходил до 1915 года. После начала Первой мировой войны, симбирское дворянство решило, что может «реабилитировать» князя. Но недолго Сергей Михайлович Баратаев наслаждался своим возвращенным титулом. Февральская революция 1917 года отменила титулование и разделение на сословия, бывшие анахронизмом и сковывавшие общественное развитие. Зато, после Октябрьской революции 1917 года крестьяне села Баратаевки, национализировав всё имение Баратаевых, выделили Сергею Михайловичу персональный душевой надел: даже в пору социальных катаклизмов люди помнят истинное добро.

Надгробие в Московском Донском монастыре.

Симбирские грузины

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи «Симбирские грузины»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here