Безопасность Приговор по ч. 4 ст. 111 УК РФ отменен в связи с...

Приговор по ч. 4 ст. 111 УК РФ отменен в связи с нарушением права на защиту

7

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Сайгин
Н.В.  

 Дело
№ 22-1573/2022  

 

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Ульяновск

 3
августа 2022 года

 

Судебная коллегия по
уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего
Старостина Д.С.,

судей Русскова И.Л.
и Мещаниновой И.П.,

с участием прокурора
Чубаровой О.В.,

защитника в лице
адвоката Ахметзянова А.Р.,

осужденного
Трифонова И.В.,

при секретаре
Шамшетдиновой А.С.,

рассмотрела в
открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению
государственного обвинителя – помощника прокурора Засвияжского района г.
Ульяновска Исаевой И.В., апелляционным жалобам осужденного Трифонова И.В. и
адвоката Ахметзянова А.Р. на приговор Засвияжского районного суда г. Ульяновска
от 13 мая 2022 года, которым

 

ТРИФОНОВ Игорь
Вячеславович,

1)                                                                                                           
***

 

осужден по ч. 4
ст. 111 УК РФ к
наказанию в виде
лишения свободы на срок 12 лет 6 месяцев.

На основании ч. 5
ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Железнодорожного
районного суда г. Ульяновска от 13 марта 2020 года.

В соответствии со
ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения
неотбытой части наказания по приговору Железнодорожного районного суда г.
Ульяновска от 13 марта 2020 года окончательно назначено наказание в виде
лишения свободы на срок 13 лет с отбыванием в исправительной колонии особого
режима.

 

Приговором в
отношении Трифонова И.В. постановлено:

— меру пресечения в
виде заключения под стражу до вступления приговора в законную силу оставить без
изменения;

— срок отбывания
наказания исчислять со дня вступления приговора в законную силу;

— зачесть в срок
лишения свободы время содержания под стражей с 13 января 2022  года до вступления приговора в законную силу
в соответствии с п. «а» ч. 3.1 ст. 72 УК РФ из расчета один день за один день
отбывания наказания в исправительной колонии особого режима;

— удовлетворить
исковые требования потерпевшей К*** Г.Н., взыскать в ее пользу с Трифонова И.В.
в счет компенсации морального вреда 400 000 рублей, в счет возмещения
причиненного материального ущерба – 32 550 рублей.

— взыскать с
Трифонова И.В. в доход федерального бюджета РФ процессуальные издержки в сумме
9550 рублей, затраченные на оплату труда адвоката в ходе предварительного
следствия.

 

В приговоре решен
вопрос о вещественных доказательствах.

 

Заслушав
доклад председательствующего Старостина Д.С., изложившего содержание
обжалуемого приговора, существо апелляционного представления и апелляционных
жалоб, заслушав выступления участников процесса, судебная коллегия  

 

УСТАНОВИЛА:

 

Трифонов И.В.
признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для
жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. 

 

Преступление
совершено в г. Ульяновске при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

 

В апелляционном
представлении государственного обвинитель – помощник прокурора Засвияжского
района г. Ульяновска Исаева И.В. считает приговор незаконным и необоснованным,
мотивируя тем, что судом не в полной мере выполнены требования закона о
необходимости мотивировать в приговоре вопросы, связанные с квалификацией
действий осужденного, видом и размером назначенного наказания.

В связи с этим
просит отменить приговор, передать уголовное дело на новое судебное
разбирательство в суд первой инстанции.

 

В апелляционных
жалобах (основной и дополнительных) осужденный Трифонов И.В.  считает приговор несправедливым вследствие
чрезмерной суровости назначенного наказания, мотивируя тем, что судом не в
полной мере учтены имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства, данные о его
личности и состоянии здоровья, чрезмерно акцентировано внимание на рецидив
преступлений.

Кроме этого, автор
жалоб указывает на несоответствие протокола судебного заседания его
аудиозаписи, в том числе в части показаний потерпевшей об их отношениях с
погибшей.

Полагает, что
государственным обвинителем проявлена заинтересованность, поскольку именно по
инициативе государственного обвинителя потерпевшей был заявлен гражданский иск.
В протоколе судебного заседания не нашла своего отражения фраза
государственного обвинителя о необходимости потерпевшей задержаться после
судебного заседания.

В судебном заседании
он ходатайствовал о вызове ряда свидетелей, но государственный обвинитель
отказался от их вызова и допроса, существенно нарушив право на защиту.

Судом необоснованно
отвергнуты доводы осужденного в части количества наносимых потерпевшей ударов.
Утверждает, что ударов в голову потерпевшей он не наносил, на момент их встречи
у потерпевшей уже имелись повреждения на лице.

Судом был занят
обвинительный уклон, не учтено также и провоцирующее поведение потерпевшей Е***.

Одновременно с этим
выражает несогласие с доводами апелляционного представления, направленного, как
он считает, на ухудшение его положения.

Полагает, что
приговор в части гражданского иска также является незаконным, компенсация
морального вреда с него взыскана необоснованно. Обращает внимание, что в
протоколе судебного заседания отражены показания потерпевшей об отсутствии у
нее других родственников, кроме погибшей, однако в судебном заседании, что
следует из аудиозаписи, потерпевшая К*** подтвердила наличие у нее сына,
который присутствовал в зале судебного заседания.

В жалобе, поданной
на постановление о выплате процессуальных издержек, содержатся также доводы
осужденного о несогласии с приговором в части взыскания с него процессуальных
издержек. Указывает, что он отказался от адвоката по причинам, связанным с
материальным положением, в услугах адвоката фактически не нуждался, вместе с
тем следователь и адвокат ввели его в заблуждение, заверив, что издержки с него
взыскиваться не будут.

Автор жалоб считает,
что допущенные искажения протокола судебного заседания свидетельствуют о
существенном нарушении судом уголовно-процессуального закона, поскольку его
права, в том числе и право на справедливое судебное разбирательство, были
ограничены.

В связи с этим
просит об изменении обжалуемого приговора со смягчением назначенного наказания
либо об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное
разбирательство в суд первой инстанции.

 

В апелляционной
жалобе адвокат Ахметзянов А.Р. выражает несогласие с приговором, указывая на
несправедливость назначенного наказания, указывая, что судом не в полной мере
при назначении наказания учтены имеющиеся смягчающие наказание обстоятельства,
в том числе полное признание Трифоновым И.В. вины, раскаяние, принесение
извинений потерпевшей, активное способствование раскрытию и расследованию
преступления, добровольное участие в следственных действиях, проверке показаний
на месте и следственном эксперименте, явка с повинной, согласно которой
Трифонов И.В. указал, что нанес потерпевшей удары в область грудной клетки и
головы, потерпевшая скончалась, а также состояние здоровья Трифонова И.В. и его
матери, поведение осужденного после совершения преступления, в том числе в
период содержания в следственном изоляторе. Не учтено также и поведение
потерпевшей, которая своими действиями, нецензурной бранью, спровоцировала преступление.

В связи с этим
просит об изменении приговора, смягчении назначенного наказания.

 

В судебном заседании
суда апелляционной инстанции:

— прокурор Чубарова
О.В. поддержала доводы апелляционного представления, обратив внимание также на
то, что позиция, занятая защитником в суде первой инстанции, противоречила
позиции Трифонова И.В., последовательно отрицавшего нанесение ударов в голову
потерпевшей, что говорит о нарушении права осужденного на защиту, в связи с
этим просила об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное
разбирательство в суд первой инстанции. Возражала против доводов апелляционных
жалоб, считая их несостоятельными; 

— осужденный
Трифонов И.В. фактически возражал относительно доводов апелляционного
представления, поддержав доводы апелляционных жалоб, одновременно с этим
настаивал, что ударов в голову потерпевшей не наносил, адвокат Ахметзянов А.Р.
возражал против доводов апелляционного представления, указав, что приговор
подлежит отмене, но по доводам апелляционных жалоб, в целом же осужденный и его
защитник просили об изменении приговора и смягчении назначенного наказания, либо
об отмене приговора и передаче уголовного дела на новое судебное разбирательство
в суд первой инстанции. 

 

Проверив материалы
уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных
жалоб, заслушав участников процесса, судебная коллегия приходит к выводу об
отмене приговора ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

 

В соответствии со
ст. 297 УПК РФ приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если
он постановлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального кодекса
РФ.

 

В силу ч. 1 ст.
389.22
УПК РФ приговор суда отменяется, и уголовное дело передается
на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции при наличии таких
нарушений уголовно-процессуального закона, которые не могут быть устранены
судом апелляционной инстанции.

 

Неустранимыми в суде апелляционной инстанции
признаются такие нарушения фундаментальных основ уголовного судопроизводства,
последствием которых является процессуальная недействительность самого
производства по уголовному делу, каковым является нарушение права на защиту
обвиняемого.

 

Согласно ч. 1 ст. 49
УПК РФ защитник осуществляет в установленном УПК РФ порядке защиту прав и
интересов подозреваемых и обвиняемых, оказывает им юридическую помощь при
производстве по уголовному делу.

 

В соответствии с пп.
3 и 4  ч. 4 ст. 6 Федерального закона от
31 мая 2002 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»
адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле заявителя, за
исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора доверителя,
делать публичные заявления о доказанности вины доверителя, если тот ее
отрицает.

 

Как следует из материалов уголовного дела,
Трифонов И.В. обвинялся в том, что
в период с 7 января 2022 года до 12 января 2022
года, на почве личных неприязненных отношений, имея умысел на умышленное
причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни Е*** Т.В., нанес
потерпевшей многочисленные удары руками в область расположения жизненно-важных
органов, а именно: не менее пяти ударов руками в область грудной клетки, не
менее одиннадцати ударов руками в область головы, а также не менее восьми
ударов руками в области шеи, левой руки и ног потерпевшей.

В результате этих преступных
действий Трифонова И.В. потерпевшей Е*** Т.В. была причинена закрытая тупая
травма груди и живота (ссадины на передней поверхности грудной клетки в
проекции рукоятки грудины, множественные закрытые переломы ребер, закрытый перелом
тела грудины, разрывы нижней доли правого легкого, кровоизлияние в жировую
клетчатку в области ворот селезенки, разрыв селезенки), осложнившаяся развитием
травматического шока, расценивающаяся как тяжкий вред здоровью по признаку
опасности для жизни и повлекшая смерть Е*** Т.В. через непродолжительное время
на месте происшествия.

Кроме этого, как следует из предъявленного обвинения и содержания
описания преступного деяния, признанного судом доказанным, изложенного в
обжалуемом приговоре, умышленными преступными действиями Трифонова И.В.
потерпевшей Е*** Т.В. была причинена также закрытая черепно-мозговая травма (рвано-ушибленная
рана в правой лобно-теменной области головы, кровоподтек в области лба справа,
ссадина в области лица справа, ссадины в правой лобно-височной области,
кровоподтеки в левой лобно-височной области, в области спинки носа с переходом
на его крылья, в подбородочной области справа, ссадина в левой лобно-височной
области, ссадины в подбородочной области справа, кровоизлияние в мягкие ткани затылочной
области головы, кровоизлияние в правой височной области головы, кровоизлияние в
правой теменной области головы, кровоизлияния в лобной области, левой
лобно-теменной области головы, кровоизлияние под твердую мозговую оболочку
головного мозга, кровоизлияние под мягкую мозговую оболочку головного мозга и в
его желудочки), причинившая вред здоровью средней тяжести по признаку
длительного расстройства здоровья, а также ссадины в области шеи, левой руки и
ног, ссадины на наружной поверхности области левого плечевого сустава, задней
поверхности левого предплечья в средней и нижней его третях, передней
поверхности левого бедра в верхней трети, наружной поверхности области левого
тазобедренного сустава, передней поверхности левой голени, наружной поверхности
области левого голеностопного сустава, наружной поверхности области правого
тазобедренного сустава, не причинившие вред здоровью.

 

В судебном заседании
суда первой инстанции Трифонов И.В., признав вину в совершении преступления,
предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, не отрицая того, что нанес несколько
ударов в область грудной клетки потерпевшей, от которых в результате
причиненной травмы наступила ее смерть, одновременно с этим последовательно
утверждал, что не наносил удары потерпевшей в область головы и шеи, выдвигая
доводы о возможности причинения закрытой черепно-мозговой травмы и
множественных ссадин, описываемых в предъявленном обвинении, при иных
обстоятельствах, то есть заявлял о непричастности к их причинению. Аналогичную
последовательную позицию Трифонов И.В. занимал и в судебном заседании суда
апелляционной инстанции.

 

Вместе с тем, как
следует из аудиозаписи судебного заседания (что не нашло своего отражения в
протоколе судебного заседания), адвокат Ахметзянов А.Р., осуществляя защиту
интересов Трифонова И.В., несмотря на показания своего подзащитного, данные
непосредственно в судебном заседании суда первой инстанции, занял в судебных
прениях позицию, противоположную позиции доверителя, утверждая о полном
признании вины Трифоновым И.В., в том числе в части нанесения ударов в область
головы потерпевшей, не учел, что фактически Трифонов И.В. вину в этой части по
предъявленному обвинению не признал.

 

Председательствующий
также не принял мер к устранению вышеуказанного нарушения, несмотря на явные
противоречия позиции Трифонова И.В. и позиции его защитника.

 

Таким образом,
занятая защитником – адвокатом Ахметзянов А.Р. в судебном заседании позиция, противоречила
позиции его подзащитного, что является нарушением права подсудимого на защиту, такая
позиция защитника повлияла на постановление законного, обоснованного и
справедливого приговора.

 

При наличии существенного нарушения уголовно-процессуального закона,
которое невозможно устранить в суде апелляционной инстанции, судебная коллегия
приходит к выводу о том, что постановленный в отношении Трифоновым И.В.
приговор подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное
разбирательство в тот же суд, но иным составом суда со стадии судебного
разбирательства.

 

При новом судебном
разбирательстве дела суду надлежит учесть изложенные выше обстоятельства,
устранить допущенное нарушение, вынести законное, обоснованное и справедливое
решение.

 

Учитывая, что приговор отменяется ввиду
существенного нарушения уголовно-процессуального закона, судебная коллегия не
входит в обсуждение иных доводов апелляционного представления и апелляционных
жалоб, в том числе, приведенных в суде апелляционной инстанции, поскольку они
подлежат проверке и оценке судом первой инстанции при новом судебном
разбирательстве, в ходе которого необходимо принять законное и обоснованное
решение.

 

С учетом того, что Трифонов И.В. обвиняется в
совершении особо тяжкого преступления, а также принимая во внимание
характеризующие его данные, судебная коллегия считает, что имеются достаточные
основания полагать, что под тяжестью обвинения он может скрыться от суда. В
целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и
проведения судебного заседания в разумные сроки, судебная коллегия считает
необходимым оставить без изменения избранную ему на период судебного
разбирательства постановлением Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 5
апреля 2022 года меру пресечения в виде заключения под стражу, срок которой установлен
до 28 сентября 2022 года.

 

На основании
изложенного, руководствуясь стст. 389.13, 389.20, 389.22, 389.28 и 389.33 УПК
РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

приговор
Засвияжского районного суда г. Ульяновска от 13 мая 2022 года в отношении
Трифонова Игоря Вячеславовича отменить, уголовное дело передать на новое
судебное разбирательство в тот же суд, но иным составом суда со стадии
судебного разбирательства.

 

Меру пресечения в
виде заключения под стражу, срок которой установлен до 28 сентября 2022 года, в
отношении Трифонова Игоря Вячеславовича оставить без изменения.

 

Апелляционное
определение может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам главы 47.1
УПК РФ в судебную коллегию по уголовным делам Шестого кассационного суда общей
юрисдикции путем подачи кассационной жалобы или представления:

— в течение шести
месяцев со дня вступления в законную силу итогового судебного решения, а
содержащимся под стражей осужденным – в тот же срок со дня вручения ему копии
такого вступившего в законную силу судебного решения, – через суд первой
инстанции для рассмотрения в предусмотренном статьями 401.7 и 401.8 УПК РФ
порядке;

— по истечении
вышеуказанного срока – непосредственно в суд кассационной инстанции для
рассмотрения в предусмотренном статьями 401.10-401.12 УПК РФ порядке.

Лицо, в отношении
которого вынесено итоговое судебное решение, вправе ходатайствовать об участии
в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

 

Приговор по ч. 4 ст. 111 УК РФ отменен в связи с нарушением права на защиту

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи «Приговор по ч. 4 ст. 111 УК РФ отменен в связи с нарушением права на защиту»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here