История «Прародитель» Суворовского училища: история Симбирского кадетского корпуса

«Прародитель» Суворовского училища: история Симбирского кадетского корпуса

83

«Мы добились передачи территории старого Суворовского училища в муниципальную собственность из собственности Минобороны РФ» — пишет в социальных сетях губернатор Ульяновской области Алексей Русских, и весть эту нельзя не воспринимать без оптимизма.

Краевед Иван Сивопляс рассказывает историю училища. Она началась более 100 лет назад, когда в Симбирске открыли военную гимназию, позже преобразованную в кадетский корпус. Как жили и учились его воспитанники, как они встретили революцию и кому после них досталось здание — в материале 73online.ru.

Старое Суворовское училище, бывшее Ульяновское гвардейское танковое училище, бывший Симбирский кадетский корпус, объект культурного наследия регионального значения «Здание, где в июне-июле 1918 года располагался Штаб симбирской группы войск Восточного фронта» — уже из этого перечисления становится ясным, сколь нетривиальна судьба старинного здания, сколь насыщена, важна в истории Симбирска-Ульяновска. И историей лучше не пренебрегать, опыт показывает, что без неё всегда коряво развивается настоящее и вянут перспективы на будущее.

Краснокирпичный трёхэтажный корпус возводили в 1875 – 1877 годах по проекту военного архитектора капитана Залесского. Строение выполнено в стиле эклектики с использованием при оформлении фасадов элементов классицизма и русского стиля. На многие десятилетия это здание стало одним из самых больших, выразительных и узнаваемых в Симбирске.

Симбирский кадетский корпус

Но сооружения не живут сами по себе — всегда важна их человеческая «начинка», сопряжённость с конкретными людьми и ситуациями. И с этим всё тоже было нормально. «Я ничего подобного никогда не видел. Это не казенное заведение, а большая семья», — восхищался симбирскими кадетами ревизовавший корпус в 1891 году прибывший из Санкт-Петербурга генерал-майор Адольф Алексеевич Греве (1825 – 1912).

Симбирский кадетский корпус был открыт в 1873 году как Симбирская военная гимназия, всесословное среднее учебное заведение, и это очень радовало горожан, задыхавшихся без возможности дать своим детям качественное образование, залог будущей успешной карьеры. Единственная мужская гимназия, в которую свозили учеников со всей Симбирской губернии, была переполнена. Город безвозмездно уступил в пользу нового учреждения участок в самом центре Симбирска, а губернское земство назначило ежегодную субсидию в 12 000 рублей сверх определённых казённых сумм, назначенных на содержание. Позже корпусу был выделен особый участок на городском кладбище для погребения воспитанников и педагогов — ни одно другое из симбирских учебных заведений не обладало такой привилегией.

7 сентября 1873 года 48 учеников приступили к занятиям, первым директором стал выдающийся русский военный педагог, полковник Фёдор Константинович Альбедиль (1836 – 1914). Он много публиковался в периодической литературе о педагогике. «Полезны ли экзамены?» — называлась одна из его статей. С 1878 года полковник Альдебиль 19 лет возглавлял 2-й Московский кадетский корпус, получив право быть навечно занесённым в его списки. В отставку Фёдор Константинович вышел генералом от артиллерии — генерал-полковником на нынешний лад.

Альдебиль Федор Константинович

Корпус не успели открыть, как в 1875 году в Симбирск с инспекцией приехал военный министр, последний русский генерал-фельдмаршал Дмитрий Алексеевич Милютин (1816 – 1912). Министр выразил удовольствие от краткого экзамена учеников, особенно от ответа ученика Ибрагима Акчурина: «Дмитрий Алексеевич удивился умению этого ученика хорошо владеть русским языком, когда узнал, что Ибрагим Акчурин – татарин по происхождению».

Столь очаровавшего военного министра Ибрагима Курамшевича Акчурина (1859 – 1933) нередко называют одним из самых образованных мусульман России своего времени. Сын крупнейшего суконного фабриканта, поставлявшего продукцию не только для российской, но и для турецкой и китайской армий, Ибрагим продолжил семейный бизнес. В военную гимназию поступало немало детей купцов и богатых мещан.

Не все они стали, да и не собирались особенно быть военными, но армейская дисциплина сделала их достойными людьми. Дисциплина была основой дореволюционного образования, и вот как пестовал её директор гимназии Фёдор Константинович Альдебиль: «Частно мне известно, что некоторые из воспитанников посещают трактиры, где курят табак, играют на биллиарде, требуют закуски и прочее. Подтверждаю, что все вообще кофейные, трактиры и заведения, в которых продаются спиртные напитки, воспитанникам строжайше запрещено посещать, и поэтому, если кто-либо из воспитанников будет замечен в трактире без родителей, такого подвергну строжайшему наказанию и даже в особых случаях исключению из гимназии».

О «дружной товарищеской семье» Симбирской военной гимназии вспоминал и Александр Николаевич Наумов (1868 – 1950), министр земледелия Российской империи, одноклассник будущего вождя мирового пролетариата Владимира Ульянова, с которым Наумов шесть лет просидел за одной партой. За это время они так и не стали друзьями – а вот в гимназии, как тепло описывал Наумов, «все в классе быстро сходились на товарищеское «ты», остававшееся на всю последующую их жизнь». Но Наумов должен был покинуть заведение после того, как в 1882 году его преобразовали в Симбирский кадетский корпус.

Воцарившийся в 1881 году император-консерватор Александр III преобразил военные гимназии в кадетские корпуса, лишив их выпускников возможности строить гражданскую карьеру и разрешив принимать в число кадет только дворянских и офицерских детей. Зато Симбирский кадетский корпус получил собственный летний военный лагерь при пригородной деревне Поливный Враг.

Но новое положение вещей очень радовало возглавлявшего с 1878 года военную гимназию, а затем Симбирский кадетский корпус генерал-майора Николая Андреевича Якубовича (1837 – 1914).

«Дети низшего сословия, мелких купцов, мещан, крестьян, отставных солдат – самый неудобный в воспитательном отношении элемент, — описывал он свой подопечный контингент. — Уходя к родителям, они нередко предавались кутежам, распутству, посещали трактиры и увеселительные заведения. Дети местных дворян и зажиточных купцов были большей частью избалованные юноши, маменькины сынки с хорошими манерами, но эгоистичные и сторонившиеся товарищей». И лишь сыновья военных, «дети часто с грубыми манерами, мало выдержанные», оказывались ребятами отважными, добрыми товарищами, предприимчивыми и прямодушными.

Симбирские кадеты за завтраком

Да, Российская империя была сословным государством, со всеми присущими преимуществами и предрассудками, когда военные свысока смотрели на «штатских штафирок». Но в своей среде отношения были почти товарищескими. И Николай Андреевич по-дружески ставил на место своих воспитанников. Например, нескольких кадетов уличили в краже сыра из кладовки. Якубович не устраивал взбучки перед строем — просто распорядился за каждым завтраком угощать воришек сыром. Те поначалу, кажется, даже радовались — другим-то сыра не давали! — но на третий день прибежали к директору в слезах: над ними смеялись всем корпусом!

Также, по-товарищески, поддерживались добрые инициативы. Однажды Якубович застал двух своих воспитанников зимой на улице, пытавшихся отогреть бедного замёрзшего мальчишку. Кадеты «набрались наглости» и попросили директора пускать мальчика на обед в столовую, где они могли бы делиться с ним своими порциями — и директор позволил!..

Столовая Симбирского кадетского корпуса

У кадетов случались драки с гимназистами из-за понравившихся гимназисток. «Юноши на мои выговоры отвечали: «Что же нам делать, когда нас толкают и оскорбляют, не бежать же жаловаться, мы сами должны уметь постоять за свою честь». «Защищайте свою честь, только не задирайте сами», — твердил я им», — пишет директор.

Урок танцев в Симбирском кадетском корпусе

В 1903 году Николай Андреевич вышел в отставку, получив чин генерал-лейтенанта и оставив по себе добрую память как среди своих воспитанников, так и среди симбирян.

В октябре 1900 года Симбирский кадетский корпус посетил с инспекцией генерал-инспектор военно-учебных заведений Российской империи, великий князь Константин Константинович Романов (1858 – 1915), прославленный как замечательный поэт, писавший под псевдонимом К. Р. Кадеты всей России обожали своего главного начальника, человека мужественного, мудрого, гуманного и внимательного. В Симбирске от великого князя не ускользнуло, что кадет VII класса Синявский 2-й прячет в парте постороннюю книгу — второй том Полного собрания сочинений замечательного поэта графа Алексея Константиновича Толстого, который он украдкой читал на уроке. Константин Романов вынул книгу из парты, осмотрел — а после принялся читать, видимо, похвалив молодого человека за хороший литературный вкус!..

Великий князь Константин Константинович, сидит в центре на коврике среди служащих Симбирского кадетского корпуса

Константин Константинович бывал в Симбирске неоднократно. Обожатели-кадеты срезали на сувениры красное сукно с подкладки шинели великого князя. Это, разумеется, очень нервировало начальство — и неожиданно радовало самого генерал-инспектора. К. Р. сам, потакая своим обожателям, стремился «забыть» шинель в таком месте, чтобы у тех к ней был доступ.

В 1903 году через великого князя Константина Константиновича в Симбирск было передано новое знамя кадетского корпуса, освящённое в присутствии императора Николая II. Символический жест должен был подкрепить дух будущих офицеров, служак царю и отечеству, накануне бурных потрясений Русско-японской войны 1904 – 1905 годов и Первой русской революции 1905 – 1907 годов.

Церковь Симбирского кадетского корпуса и то самое знамя кадетского корпуса

Выпускники Симбирского кадетского корпуса участвовали во всех войнах и военных конфликтах Российской империи, вплоть до её крушения в революционном 1917 году. Самым серьёзным испытанием для них была самая масштабная среди прочих Первая мировая война. Симбирским кадетам пришлось потесниться — в город был эвакуирован Полоцкий кадетский корпус.

Война нанесла колоссальный урон русской императорской армии. Её профессиональный офицерский корпус терпел огромные утраты, заменяясь «штатскими штафирками», вчерашними чиновниками, студентами, гимназистами, многие из которых, вдобавок, попадали на фронт как политически неблагонадёжные лица. Так, наверное, от них пытались избавиться — но эффект оказался совершенно противоположным: когда, как водится, неожиданно стряслась революция, в армии мгновенно оказалась масса революционных вождей. Верные слуги царского режима ничего не могли поделать с мгновенно наэлектризовавшейся солдатской массой.

Военно-учебные заведения, в том числе из корпоративной солидарности, дольше прочих поддерживали «старый режим». Последними защитниками называли юнкеров, учащихся юнкерских училищ Петрограда и Москвы, которые поздней осенью 1917 года, после Октябрьского переворота, с оружием в руках пытались противостать красногвардейским массам, но были разгромлены ввиду подавляющего неравенства сил. В марте 1917 года, после известий об отречении Николая II, симбирские кадеты громко пели в раскрытые не по сезону окна: «Боже, царя храни!». «Волчата!» — ревела с улицы революционная толпа. В открытую, однако, с кадетами связываться никто не решился: все знали, что в корпусе есть оружие, и им умеют пользоваться.

Симбирские кадеты с винтовками на фоне портетов императоров

Вскоре военные, пусть и скрипя зубами, присягнули Временному правительству. 28 февраля 1918 года победившая в Симбирске советская власть решила устроить «облаву» на кадетский корпус, «основной оплот реакционных сил в городе». В три часа ночи три десятка красногвардейцев, выступив из Дома Свободы, бывшего губернаторского дома, сумели неожиданно ворваться и без единого выстрела занять спавший кадетский корпус. Это была первая и весомая победа симбирских большевиков в разразившейся Гражданской войне. Три сотни кадетов «распустили на все четыре стороны».

Правда, кадеты подпортили большевистский триумф, сумев похитить и вынести за пределы корпуса знамёна Симбирского и Полоцкого кадетских корпусов. Пройдя через всю Гражданскую войну, знамя Симбирского кадетского корпуса оказалось в Сан-Франциско, с 2017 года его копия хранится в знаменном зале Ульяновского гвардейского суворовского училища.

С марта по июль 1918 года в бывшем кадетском корпусе располагался весь симбирский губернский «олимп»: губисоплком, губернская чрезвычайная комиссия, редакция «Известий Симбирского Губернского Совета рабочих и крестьянских депутатов».

«Величавое и мощное впечатление представляет из себя кадетский корпус с огромным красным знаменем советской республики. В огромных апартаментах корпуса размещено много учреждений и комиссий, в которых круглые сутки кипит неумолчная жизнь. С затаенной злобой и ненавистью смотрит на корпус буржуазия; весело и с открытым лицом идет в него всякий трудящийся, зная, что здесь его встретят товарищи».

Впрочем, под штатскими корпус «простоял» недолго: 22 июля 1918 года советская власть вынуждена была бежать, оставив город «белогвардейцам»…

Иван Сивопляс

«Прародитель» Суворовского училища: история Симбирского кадетского корпуса

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи ««Прародитель» Суворовского училища: история Симбирского кадетского корпуса»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here