Безопасность О признании сделки недействительной

О признании сделки недействительной

11

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

73RS0013-01-2021-007520-34

Судья Рыбаков И.А.                                                           Дело №33-2551/2022

 

А П Е Л Л Я Ц И О Н Н О
Е    О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

 

город Ульяновск                                                                                        19 июля 2022 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского
областного суда в составе:

председательствующего Колобковой О.Б.,

судей Камаловой Е.Я., Парфеновой И.А.,

при секретаре Кузеевой Г.Ш.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело
№2-1-47/2022 по апелляционной жалобе Кашиной Валентины Михайловны на решение
Мелекесского районного суда Ульяновской области от 23 марта 2022 года, по
которому постановлено:

 

В удовлетворении искового заявления Кашиной Валентины
Михайловны к Исаевой Наталье Владимировне о признании договора купли-продажи
квартиры недействительным отказать.

 

Заслушав доклад судьи Камаловой Е.Я., объяснения Кашиной
В.М., ее представителя Пильщиковой Л.Н., поддержавших доводы апелляционной
жалобы, Исаевой Н.В., ее представителя Погодина Ю.Ю., полагавших решение суда
законным, судебная коллегия

 

У С Т А Н О В И Л А:

 

Кашина В.М. обратилась в суд с
иском к Исаевой Н.В. о признании договора купли-продажи квартиры
недействительным.

В обоснование заявленных
требований указано, что 10.04.2021
родная сестра истца А*** Р.М., оформила на нее нотариально заверенную доверенность
на продажу двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу: ***. Данное жилое
помещение принадлежало А*** Р.М. на основании договора купли-продажи от
16.12.2020.

Исаева Н.В. является племянницей истца, дочерью ее двоюродной сестры.

24.04.2021 Кашина В.М. и Исаева Н.В. обратились в МФЦ г.Димитровграда для
оформления сделки купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: ***. Истец,
не читая, подписала договор купли-продажи квартиры, думая о том, после
заключения сделки ответчик с ней рассчитается, поскольку они являются родственниками.

*** А*** Р.М. умерла.

Сделка купли-продажи квартиры была зарегистрирована в Росреестре
06.05.2021.

Указывает, что она является инвалидом *** группы по общему заболеванию, у
нее был *** в 2009 году, после чего у нее часто бывают провалы в памяти, она не
понимает значение своих действий, у нее имеется нарушение речи.

Кашина В.М. разрешила Исаевой Н.В. временно пожить до заключения сделки
купли-продажи квартиры, но денежные средства за квартиру истец до настоящего
времени не получила.

Истец неоднократно просила ответчика передать ей деньги за квартиру, но
ответчик деньги не передала до настоящего времени.

Просила признать договор
купли-продажи квартиры от 24 апреля 2021 года, заключенный между Кашиной В.М. и
Исаевой Н.В., недействительным, взыскать расходы по оплате госпошлины.

Судом к участию в деле в
качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования относительно
предмета спора, привлечены Управление Федеральной службы государственной
регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области, Антонов Е.А.,
Антонов В.А.

Рассмотрев исковые требования по
существу, суд принял вышеуказанное решение.

В апелляционной жалобе Кашина В.М. просит решение суда
отменить, принять по делу новое решение об удовлетворении исковых требований.

В обоснование доводов жалобы
приводит доводы, аналогичные доводам искового заявления.

Кроме того, указывает, что она
не получала от ответчицы расписку о получении денежных средств, поскольку
денежные средства ей не передавались.

Полагает, что представленный
Исаевой Н.В. договор займа и график погашения задолженности являются
недопустимыми доказательствами, поскольку займодавец А*** не допрашивался в
судебном заседании по вопросу действительности заключения такого договора.
Вместе с тем суд необоснованно отклонил ее ходатайство о допросе А*** в
качестве свидетеля по делу.

Кроме того, отмечает, что в
судебном заседании Димитровградского городского суда Исаева Н.В. говорила, что
денежные средства переданы Кашиной В.М., тогда как в судебном заседании
Мелекесского районного суда Ульяновской области пояснила, что денежные средства
переданы А*** Р.М. Считает, что А*** Р.М. не могла по состоянию здоровья
считать денежные средства и брать их, поскольку за неделю до смерти она была
лежачая, ничего не ела, была без сознания, в коме, не вставала с постели. 

Судом необоснованно было
отказано в удовлетворении ее ходатайств о допросе в судебном заседании бригады
скорой помощи, которая выезжала к А*** Р.М., а также об истребовании
медицинской документации в отношении А*** Р.М.

Полагает, что суду необходимо
было назначить по делу посмертную судебно-медицинскую экспертизу.

Указывает, что в ходе
рассмотрения дела ответчица и ее представитель предлагали ей денежные средства
в размере 900 000 руб. с целью заключения по делу мирового соглашения, что
подтверждает тот факт, что денежные средства ответчицей не передавались.

Антонов Е.А., Антонов В.А.,
представитель третьего лица Управления Федеральной службы государственной
регистрации, кадастра и картографии по Ульяновской области, надлежащим образом
извещенные о месте и времени рассмотрения дела, в судебное заседание не
явились. Судебная коллегия определила рассмотреть дело в отсутствие не
явившихся лиц.

В соответствии с частью 1 статьи
327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК
РФ) суд апелляционной инстанции рассматривает дело в пределах доводов,
изложенных в апелляционной жалобе, возражениях относительно жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив
доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Из дела следует, что А*** Р.М.
принадлежала на праве собственности квартира, расположенная по адресу: ***.
право собственности была зарегистрировано в ЕГРН 22 декабря 2020 года.

24 апреля 2021 года между
истцом, действующим от имени А*** Р.М., на основании  нотариально заверенной доверенности от 10
апреля 2021 года,  и ответчиком Исаевой
Н.В. заключен договор купли-продажи квартиры, расположенной по адресу: ***,  на основании которого  Кашина 
В.М. продала принадлежащую А*** Р.М. на основании договора купли-продажи
квартиры от 16.12.2020 квартиру, Исаевой Н.В. за 1 850 000 руб.

Согласно п. 4.1 указанного договора расчет между сторонами
произведен полностью до подписания настоящего договора: А*** Р.М., от имени
которой действовала Кашина В.М., получила от Исаевой Н.В. 1 850 000 руб.,
в договоре имеются подписи сторон.

А*** Р.М. умерла ***.

Право собственности на спорную квартиру зарегистрировано за
Исаевой Н.В. 6 мая 2021 года.

Свои требования о признании сделки купли-продажи от 24
апреля 2021 года   недействительной истец
Кашина В.М. обосновывала неполучением от ответчика денежных средств, а также
состоянием здоровья, не позволяющим ей понимать значение совершенных ею
действий и разумно ими руководить.

В силу пункта 2 статьи 1 Гражданского кодекса Российской
Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и
осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они
свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в
определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно пункту 5 статьи 10 Гражданского кодекса Российской
Федерации добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность
их действий предполагаются.

Статьей 166 Гражданского кодекса Российской Федерации
предусмотрено, что сделка недействительна по основаниям, установленным законом,
в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого
признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки
недействительной может быть предъявлено стороной сделки или иным лицом,
указанным в законе.

В силу статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации
сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент
ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение
своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной
по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом
интересы нарушены в результате ее совершения. Если сделка признана
недействительной на основании данной статьи, соответственно применяются
правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим пункта 1 статьи 171 данного
Кодекса.

Согласно заключению проведенной по делу
судебно-психиатрической экспертизы от 08.02.2022 №***, Кашина В.М. обнаруживает
признаки ***. Психические нарушения выражены не столь значительно, не лишают её
способности понимать фактическое содержание своих действий и руководить ими.  Начало развития психического расстройства у
Кашиной В.М. определить затруднительно, но если таковое имелось и в момент
заключения договора купли-продажи квартиры 24 апреля 2021 года, то также не
лишало  ее способности правильно
понимать  фактическое содержание своих
действий и руководить ими.

Кашина В.М., с учетом возрастных,
индивидуально-психологических особенностей и состояния здоровья, на момент
заключения договора купли-продажи квартиры 24.04.2021 могла, и на момент
проведения экспертизы может правильно понимать фактическое содержание своих
действий и руководить ими.

Суд первой инстанции, учитывая представленные сторонами
доказательства, в том числе медицинские документы, заключение судебной
экспертизы, которым дана надлежащая правовая оценка в соответствии со статьей 67
ГПК РФ, пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для признания
договора купли-продажи от 24.04.2021 недействительным, поскольку Кашина  В.М. сознательно заключила договор  купли-продажи 
жилого помещения, как дееспособный субъект гражданско-правовых
отношений, обладающий свободой волеизъявления на заключение гражданско-правовых
договоров.

При этом суд обоснованно исходил из того, что  с момента заключения сделки до конца сентября
2021 года Кашина В.М. не оспаривала подписание договора купли-продажи,
присутствовала во Многофункциональном центре предоставления государственных и
муниципальных услуг в Ульяновской области (г.Димитровград), передала на
регистрацию необходимые документы, оформив соответствующие заявления и
собственноручно подписав их.

Как установлено судом, сотруднику МФЦ С*** К.В. на вопрос о
получении по сделке денежных средств Кашина В.М. ответила утвердительно. Данное
обстоятельство подтверждено показаниями свидетеля С*** К.В., н отрицалось при
рассмотрении дела и самой Кашиной В.М.

Доводы Кашиной В.М. о неполучении денежных средств по
сделке  материалами дела не
подтверждаются.

Из договора купли-продажи от 24 апреля 2021 года следует,
что  расчет между сторонами произведен
полностью до подписания настоящего договора: А*** Р.М., от имени которой
действует Кашина В.М., получила от Исаевой Н.В. 
1 850 000 руб.

То обстоятельство, что истцом Кашиной В.М. либо А***
Р.М.  не была написана расписка о
получении денежных средств, не является основанием для признания договора
купли-продажи недействительным.

Нормы действующего гражданского законодательства не содержат
требования о написании расписки о получении денежных средств по договору
купли-продажи недвижимого имущества.

Доводы апелляционной жалобы о  беспомощном состоянии А*** Р.М. в период с 15
апреля 2021 года, что подтверждается показаниями допрошенных свидетелей,
выводов суда по делу не опровергают.

Исковые требования Кашиной В.М. были обоснованы
невозможностью осознания значения своих действий именно Кашиной В.М., а не А***
Р.М.

Соответственно, судом дело рассмотрено в строгом
соответствии с требованиями ч.3 ст.196 ГПК РФ, в пределах заявленных истцом
требований.

Следует отметить, что 
на момент составления  нотариально
заверенной доверенности, 10 апреля 2021 года, 
А*** Р.М. могла понимать значение своих действий, поскольку в совершении
нотариального действия нотариусом г.Димитровграда отказано не было, данная
доверенность в установленном законом порядке не отменена, недействительной не
признана, доверенность оформлялась не на дому, а в кабинете нотариуса (л.д.8
том 1).

Судебная коллегия не находит оснований для
удовлетворения  ходатайства  истца о назначении по делу посмертной
судебно-медицинской экспертизы в отношении А*** 
Р.М., поскольку, как указано выше, 
требования истца были обоснованы своим 
беспомощным состоянием.

Кроме того, судебная коллегия полагает, что истец Кашина
В.М., не являясь наследником первой очереди после смерти А*** Р.М., имеющей
двоих сыновей, не обладает субъективным правом оспаривания  по данным основаниям  заключенной сделки.

Из дела следует, что у А*** Р.М. имеются дети, двое сыновей
— Антонов Е.А., Антонов В.А.

Допустимых доказательств того, что Антонов Е.А., Антонов
В.А. уполномочили Кашину В.М. на представление их интересов по оспариванию
совершенной сделки истцом суду апелляционной инстанции представлено не было.

Доводы истца  о
введении ее в заблуждение относительно мотивов совершенной сделки материалами
дела не подтверждаются.

Согласно пункту 1
статьи 178
Гражданского кодекса Российской Федерации сделка,
совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом
недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если
заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно
оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении
дел.

Заблуждение предполагается достаточно существенным, в
частности, если: сторона заблуждается в отношении предмета сделки либо в
отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из
наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку
(подпункты 2
и 5 пункта 2
статьи 178
Гражданского кодекса Российской Федерации).

Так, в силу п. 1 ст. 178
Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием
заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей
под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта
сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если
бы знала о действительном положении дел.

В соответствии с пп. 3 п. 2
ст. 178
Гражданского кодекса Российской Федерации заблуждение
предполагается достаточно существенным, если сторона заблуждается в отношении
природы сделки, то есть в отношении совокупности признаков и условий,
характеризующих ее сущность.

Исходя из смысла указанной выше нормы права сделка может
быть признана недействительной, если выраженная в ней воля участника сделки
сложилась неправильно вследствие заблуждения, и поэтому сделка влечет иные, а
не те, которые он имел в виду в действительности, правовые последствия, под
влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное
мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств,
имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку,
которую он не совершил бы, если бы не заблуждался. То есть сделка может быть
признана недействительной в том случае, если волеизъявление участника сделки не
соответствует его действительной воле.

Как установлено судом, А*** Р.М. 10 апреля 2021 года была
выдана истцу нотариально заверенная доверенность именно на продажу  спорной квартиры. При этом доверенность
содержала запрет на передоверие полномочий по доверенности другим лицам.

О том, что Кашина В.М. имела намерение именно продать
квартиру, а денежными средствами распорядиться самостоятельно, отдав часть
денег  сыновьям А*** Р.М., Кашина В.М.
при рассмотрении дела последовательно утверждала.

Таким образом, Кашиной В.М. было известно о том, что только
она может продать принадлежащую ее сестре квартиру, а никакое иное лицо, в том
числе и ответчица Исаева Н.В., на которую оформить полномочия по продаже
спорной квартиры Кашина В.М. не имела права.

Соответственно, их совместное обращение в МФЦ, принимающее
документы на регистрацию сделок купли-продажи, свидетельствует о том, что
Кашиной В.М., были понятны цели обращения в данную организацию. Сотруднику МФЦ
на все заданные ей вопросы она отвечала утвердительно

Отказывая в удовлетворении требований о признании сделки
недействительной, суд обоснованно исходил из того, что  Кашина В.М. не доказала, что ее воля при
совершении сделки купли-продажи спорной квартиры была направлена на совершение
какой-либо другой сделки.

Доказательства наличия согласованной воли обеих сторон
договора купли-продажи на достижение иных правовых последствий сделки в
материалах дела отсутствуют.

Совершение сторонами сделки действий по осуществлению
государственной регистрации договора купли-продажи и перехода права
собственности на объект недвижимости, характер сложившихся взаимоотношений
сторон, свидетельствуют о том, что их воля была направлена именно на создание
отношений, вытекающих из договора купли-продажи.

Таким образом, исходя из установленных по делу фактических
обстоятельств и представленных доказательств, свидетельствующих о наличии
действительной общей воли сторон сделки на заключение именно договора
купли-продажи и о добровольности оформления сделки, у суда не имелось оснований
для признания оспариваемой сделки купли-продажи недействительной по мотиву ее
совершения под влиянием заблуждения либо обмана.

Судебная
коллегия считает необходимым отметить, что Кашина В.М. при рассмотрении дела
так и не обосновала, в чем именно состояло ее заблуждение  относительно природы сделки.

Ссылки  истца об
отсутствии у ответчика необходимых денежных средств,  на  недействительность
заключенного мужем ответчика с А***  А.Н.
договора займа не могут быть приняты во внимание, поскольку указанный договор
до настоящего времени не расторгнут и недействительным не признан.

Рассмотрев дело в пределах доводов апелляционной жалобы,
судебная коллегия находит доводы, приведенные в ней, несостоятельными, что в
силу положений статьи 330 ГПК РФ основанием для отмены или изменения решения по
доводам апелляционной жалобы не является.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые
обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил
законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам
дела. Нарушений норм процессуального права, влекущих отмену решения, судом
допущено не было. В силу изложенного решение суда является правильным и отмене
по доводам апелляционной жалобы не подлежит.

Руководствуясь статьёй 328 Гражданского процессуального
кодекса                     Российской
Федерации, судебная коллегия

 

О П Р Е Д Е Л И Л А:

 

решение Мелекесского районного суда Ульяновской области от
23 марта 2022 года оставить без изменения, а апелляционную жалобу Кашиной
Валентины Михайловны – без удовлетворения.

Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную
силу со дня его принятия.

Апелляционное определение может быть обжаловано в
течение  трех месяцев в кассационном порядке
в Шестой кассационный суд общей юрисдикции (г. Самара) по правилам,
установленным главой 41 Гражданского процессуального кодекса Российской
Федерации, через суд первой инстанции.

 

Председательствующий

 

Судьи

 

Мотивированное апелляционное определение изготовлено 20 июля
2022 года.

 

 

О признании сделки недействительной

Сообщение опубликовано на официальном сайте «Новости Ульяновска 73» по материалам статьи «О признании сделки недействительной»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here